0

Прощай, ядерное оружие

МОСКВА. Двадцать пять лет назад в этом месяце я сидел напротив Рональда Рейгана в Рейкьявике в Исландии, чтобы заключить договор, который, как мы думали, сократит и, возможно, в конечном счете устранит к 2000 году внушающие страх арсеналы ядерного оружия, имевшиеся на тот момент у Соединенных Штатов и Советского Союза.

При всех наших разногласиях, мы с Рейганом разделяли сильное убеждение в том, что цивилизованные страны не должны делать такое варварское оружие опорой своей безопасности. Даже притом что мы не смогли реализовать свои самые высокие устремления в Рейкьявике, тем не менее, встреча на высшем уровне была, по словам моего бывшего коллеги, «главным поворотным моментом в поисках более безопасного и надежного мира».

Следующие несколько лет могут отчетливо показать, будет ли наша общая мечта об избавлении мира от ядерного оружия когда-либо реализована.

Критики представляют ядерное разоружение нереальной мечтой в лучшем случае и опасной утопической мечтой ‑ в худшем. Они ссылаются на “долгий мир времен холодной войны” как на доказательство того, что ядерное сдерживание является единственным средством предотвращения широкомасштабной войны.

Будучи тем, кто когда-то управлял этим оружием, я с этим категорически не согласен. Ядерное сдерживание всегда было сложным и хрупким гарантом мира. Будучи не в состоянии предложить убедительный план относительно ядерного разоружения, США, Россия и остальные ядерные державы продвигают, посредством своего бездействия, будущее, в котором будет неизбежно использовано ядерное оружие. И эта надвигающаяся катастрофа должна быть предотвращена.

Как мы вместе с Джорджем П. Шульцем, Уильямом Дж. Перри, Генри А. Киссинджером, Сэмом Нунном и другими заявили пять лет назад, ядерное сдерживание становится менее надежным и все более опасным с увеличением числа государств, обладающих ядерным оружием. И не запреты на ведение превентивных войн (как оказалось контрпродуктивные), и не эффективные санкции (которые до сих пор были недостаточными), а только искренние шаги к ядерному разоружению могут обеспечить взаимную безопасность, которая должна быть достигнута за счет жестких компромиссов по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями.

Доверие и понимание, достигнутые в Рейкьявике, проложили путь к заключению двух исторических договоров. По Договору 1987 года о ликвидации ракет средней и меньшей дальности были уничтожены ракеты первого удара с малым подлетным временем, угрожавшие миру в Европе. А согласно первому Договору о сокращении стратегических ядерных вооружений 1991 года (START I) за десять лет были сокращены переполненные ядерные арсеналы США и Советского Союза на 80 %.

Но перспективы прогресса контроля над вооружениями и нераспространения тускнеют в отсутствие достаточного толчка к ядерному разоружению. В течение тех двух долгих дней в Рейкьявике я понял, что переговоры о разоружении могут быть настолько же конструктивными, насколько они трудны. Увязывая список взаимосвязанных вопросов, мы с Рейганом достигли доверия и необходимого понимания, чтобы усмирить гонку ядерных вооружений, над которой мы потеряли контроль.

В ретроспективе, окончание холодной войны объявило о начале использования более аморальных методов глобальной власти и убеждения. Ядерные державы должны придерживаться требований Договора о нераспространении ядерного оружия 1968 года и возобновить "добросовестные" переговоры относительно разоружения. Это бы нарастило дипломатический и моральный капитал, доступный дипломатам, поскольку они стремятся ограничить распространение ядерного оружия в мире, где у большего, чем когда-либо, числа стран есть средства, чтобы создать ядерную бомбу.

Только серьезная программа всеобщего ядерного разоружения может обеспечить гарантии и уверенность, необходимые для того, чтобы достичь глобального согласия относительно того, что ядерное сдерживание является мертвой доктриной. Мы больше не можем себе позволить, как с политической точки зрения, так и в финансовом отношении, дискриминационную природу существующей системы ядерных "имущих" и "неимущих".

Рейкьявик продемонстрировал, что смелость вознаграждается. В 1986 году условия были совершенно не благоприятны для заключения договора о разоружении. На тот момент, когда я стал руководителем Советского Союза в 1985 году, отношения между сверхдержавами холодной войны находились в упадке. Мы с Рейганом, тем не менее, смогли создать резервуар конструктивного духа через взаимные контакты и взаимодействие лицом к лицу.

Создается впечатление, что сегодня не хватает лидеров со смелостью и дальновидностью, достаточной для того, чтобы построить доверие, необходимое для повторного введения программы ядерного разоружения как основного элемента мирного мирового порядка. Экономические трудности и чернобыльская катастрофа способствовали тому, чтобы мы начали действовать. Почему Большая рецессия и разрушительная катастрофа на атомной станции в Фукусиме в Японии не вызывают подобной реакции сегодня?

Первый шаг могли бы сделать США, наконец-то ратифицировав Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний 1996 года (ДВЗЯИ). Президент Барак Обама одобрил этот договор как жизненно важный инструмент, препятствующий распространению ядерного оружия и способствующий предотвращению ядерной войны. Настало время Обаме извлечь выгоду из обязательств, которые он взял на себя в Праге в 2009 году, надеть на себя мантию Рейгана как Великого переговорщика и убедить американский Сенат узаконить приверженность Америки ДВЗЯИ.

Это заставило бы остальных несогласных – Китай, Египет, Индию, Индонезию, Иран, Израиль, Северную Корею и Пакистан – также пересмотреть свое отношение к ДВЗЯИ. Это также приблизило бы нас к глобальному запрету ядерных испытаний в любой среде – в атмосфере, под водой, в космосе или под землей.

Второй необходимый шаг заключается в том, чтобы США и Россия пришли к заключению Нового договора START и начали более глубокие сокращения оружия, особенно тактического и резервного, которое не служит никакой цели, истощает бюджеты и угрожает безопасности. Этот шаг должен быть связан с ограничениями в противоракетной обороне, одним из ключевых вопросов, которые подорвали встречу в Рейкьявике на высшем уровне.

Заключение Договора о запрещении производства расщепляющихся материалов для ядерного оружия (FMCT) на зашедших в тупик многосторонних переговорах в Женеве и успешный второй Саммит по ядерной безопасности на высшем уровне, который состоится в следующем году в Сеуле, помогут обезопасить опасные ядерные материалы. Также для этого потребуется, чтобы программа Глобального партнерства, созданная в 2002 году и посвященная защите и устранению всего оружия массового поражения – ядерного, химического и биологического – была возобновлена и расширена, когда ее участники соберутся в следующем году в США.

Наш мир остается слишком милитаризованным. В сегодняшнем экономическом климате ядерное оружие стало отвратительной помойной ямой, в которую сливаются огромные деньги. Если, что кажется весьма вероятным, экономические проблемы продолжатся, США, Россия и другие ядерные державы должны воспользоваться моментом, чтобы начать многосторонние сокращения вооружений через новые или существующие каналы, такие как Конференция ООН по разоружению, и такие дискуссии привели бы к большей безопасности за меньшие деньги.

Но наращивание обычных вооруженных сил – вызванное в значительной степени огромными вооруженными силами США ‑ которые могут быть развернуты глобально, также должно быть остановлено. Поскольку мы заявляем о нашей приверженности Договору об обычных вооружённых силах в Европе (ДОВСЕ), мы должны серьезно рассмотреть сокращение бремени военных бюджетов и сил в глобальном масштабе.

Американский президент Джон Ф. Кеннеди однажды предупредил, что «каждый мужчина, женщина и ребенок живут под ядерным дамокловым мечом, висящим на тончайшей нити, которую могут перерезать в любой момент». Больше 50 лет человечество настороженно следило за этим смертельным маятником, в то время как государственные деятели дебатировали, как исправить его истончающуюся нить. Пример Рейкьявика должен напомнить нам, что полумер недостаточно. Предпринятые нами 25 лет назад усилия будут до конца оправданы только тогда, когда Ядерная бомба закончит свое существование наряду с рабовладельческими кандалами и горчичным газом первой мировой войны в музее дикостей прошлого.