13

Евро не выживет без единого центра

КЕМБРИДЖ. Поскольку безработица среди молодежи в таких странах еврозоны, как Испания и Греция, приближается к 50%, возникает вопрос: стоит ли приносить в жертву целое поколение ради единой валюты, охватывающей группу слишком разных стран, чтобы быть жизнеспособной? Если это так, действительно ли расширение членства в еврозоне служит очевидной цели ЕС максимизировать экономическую интеграцию без обязательного достижения полноценного политического союза?

Хорошая новость – экономические исследования вполне определённо отвечают на вопрос, должна ли у ЕС быть единая валюта. Плохая новость – становится все более очевидно, что по крайней мере для крупных стран валютные зоны будут крайне нестабильными, если не будут совпадать с национальными границами. Как минимум, валютные союзы требуют конфедеративного государственного устройства с гораздо более централизованной властью над налогообложением и другими сферами политики, чем власть, предоставленная еврозоне лидерами ЕС.

Но как насчёт известной гипотезы 1961 г. лауреата Нобелевской премии Роберта Манделла о том, что национальным и валютным границам не обязательно существенно совпадать? В своей провокационной работе «Теория оптимальных валютных зон», опубликованной в журнале American Economic Review(Американское экономическое обозрение), Манделл утверждал, что, до тех пор пока рабочие могут перемещаться в пределах валютного региона туда, где имеются рабочие места, данный регион может позволить себе отказаться от уравновешивающего механизма регулирования валютного курса. Он отдавал должное другому (будущему) лауреату Нобелевской премии Джеймсу Миду за то, что тот подчёркивал важность мобильности рабочей силы в своих более ранних работах, но критиковал его за слишком строгое толкование данной идеи, особенно в контексте зарождавшейся интеграции ЕС.

Манделл не подчеркивал значение финансовых кризисов, но сегодня мобильность рабочей силы, предположительно, является более важной, чем когда-либо. Неудивительно, что рабочие уезжают из кризисных стран еврозоны, но не обязательно в более сильные северные страны. Вместо этого португальские рабочие торопятся в быстро развивающиеся бывшие колонии, такие как Бразилия и Макао. Ирландские рабочие в массовом порядке уезжают в Канаду, Австралию и в США. Испанские рабочие потоком устремились в Румынию, которая до недавнего времени была основным источником сельскохозяйственной рабочей силы Испании.