0

9/11 и новый авторитаризм

Пять лет спустя террористических ударов по Башням-близнецам в Нью-Йорке и Пентагону в Вашингтоне «9/11» перестало быть простой датой. Она вошла в учебники истории как начало чего-то нового, возможно, даже новой эпохи, но в любом случае времени перемен. Террористические акты в Мадриде, Лондоне и других местах также сохранятся в памяти людей, но именно «9/11» стало известной фразой, почти как «август 1914г.».

Но является ли то, что началось 11-го сентября 2001 года, действительно войной? Это американское понятие нравится далеко не всем. Во время расцвета ирландского терроризма в Великобритании, британское правительство делало все возможное, чтобы не признать, что ведет войну против ИРА. «Война» означала бы признание террористов легитимными врагами, в некотором смысле принятие их как равных в кровавом противоборстве, для которого существуют общепринятые правила.

Это не является ни правильным описанием, ни полезным термином для обозначения террористических актов, которые более правильным было бы назвать криминальными действиями. Называя их войной и приводя имя противника (обычно «Аль-Каиды» и ее лидера Усамы Бен Ладена), правительство Соединенных Штатов оправдало внутренние изменения, которые до 9/11 были бы неприемлемы в любой свободной стране.

Большая часть этих изменений объединена в так называемом Патриотическом Акте США. И хотя некоторые из этих изменений затрагивали только административные правила, общим эффектом Патриотического Акта стал подрыв великих столпов свободы, таких как habeas corpus – право обращения в независимый суд в случае лишения человека свободы государством. С первых дней своего существования лагерь военнопленных на базе Гуантанамо на Кубе стал символом чего-то до тех пор неслыханного: ареста без суда «незаконных боевиков», лишенных всех прав человека.