father daughter world Westend61/Getty Images

Год действий

ОКСФОРД – Давайте надеяться, что 2019-й станет годом разворота исторических тенденций. В 2018 году разногласия внутри стран и между ними продолжали нарастать. Международные отношения и национальная политика преображаются из-за геополитической напряжённости и политического трайбализма, а новые технологии переворачивают с ног на голову давно устоявшиеся представления о безопасности, политике и экономике. Ситуация осложняется усилением взаимозависимости наших обществ. Мы становимся объектом воздействия сил, которые находятся вне контроля какой-либо отдельной страны, города или человека, и это касается, в частности, изменения климата.

Как же всё может измениться всего за три десятилетия. В 1989 году казалось, что крах советского блока знаменует собой триумф либерально-демократических принципов и ценностей. В тот же году появилась Всемирная паутина (World Wide Web), обещавшая наступление новой эры человеческого процветания и глобального сотрудничества. Ещё буквально в 2000-х годах часто встречались такие яркие лозунги, как «смерть расстояний» и «мир – плоский»

Но глобализация не просто не сделала мир плоским, она сделала его более гористым и неровным. Как никогда ранее, почтовый индекс человека стал определять его судьбу, перспективы в жизни и её продолжительность. Глобализация привела не к замене национальных идеалов едиными ценностями, а к хищнической конкуренции, к упадку социальных государств и коррозии международных институтов. Технически сегодня больше демократических государств, чем в 1989 году, однако многих из них становятся всё более антилиберальными.

We hope you're enjoying Project Syndicate.

To continue reading, subscribe now.

Subscribe

Get unlimited access to PS premium content, including in-depth commentaries, book reviews, exclusive interviews, On Point, the Big Picture, the PS Archive, and our annual year-ahead magazine.

http://prosyn.org/g952o2F/ru;
  1. haass102_ATTAKENAREAFPGettyImages_iranianleaderimagebehindmissiles Atta Kenare/AFP/Getty Images

    Taking on Tehran

    Richard N. Haass

    Forty years after the revolution that ousted the Shah, Iran’s unique political-religious system and government appears strong enough to withstand US pressure and to ride out the country's current economic difficulties. So how should the US minimize the risks to the region posed by the regime?

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.