Skip to main content

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated Cookie policy, Privacy policy and Terms & Conditions

james163_Drew AngererGetty Images_trumptweet Drew Angerer/Getty Images

Неудачные десятые

ПРИНСТОН – Мы приближаемся к концу десятилетия, у которого нет названия. 2010-е действительно никак не могут себя обозначить, и затруднение лишь отчасти объясняется семантикой. Если к первому десятилетию XXI века можно было применить термин «нулевые», то уходящее десятилетие мало кто сочтёт удобным называть «десятыми» (то есть «подростками» по-английски). Сто лет назад можно было не беспокоиться по поводу подобных категорий: 1910-е были просто эпохой Великой войны.

Впрочем, эта семантическая неопределённость порождается более глубокой проблемой, связанной с анализом и правдой. Человеческая цивилизация пытается найти смысл в концепции времени, которая упорядочена по десятилетиям, и поэтому наша речь содержит ярлыки, отражающие настроение каждого поколения. Оглядываясь назад, мы видим, что «двадцатые», «тридцатые», «сороковые», «пятидесятые», «шестидесятые», «семидесятые», «восьмидесятые» и «девяностые» вызывают у нас сильные ассоциации. «Шестидесятые» сразу заставляют вспомнить об оптимизме, о молодёжном бунте, об обещаниях начинавшейся глобализации, а также об идее «единого мира». И отсюда следует вывод: каждое десятилетие обретает свой особый дух, если его годы совпадают с некой реальностью, которую можно точно и правдиво описать.

Довольно странно, но у 1960-х имеются сильные параллели с 1860-ми. От Джузеппе Верди и Рихарда Вагнера до групп Beatles и Rolling Stones – оба десятилетия стали временем появления изменившей мир музыки. А трансокеанские пароходы были столь же революционной технологией, как и пассажирские реактивные самолёты столетие спустя. В случае с США оба десятилетия были отмечены кровавыми конфликтами (Гражданская война и Вьетнам), изменившими национальные идеалы. Даже в скучной истории монетарной политики имеются поразительные параллели. При императоре Наполеоне III и вновь при президенте Шарле де Голле Франция добивалась создания европейской валюты с целью перестроить монетарные отношения на глобальном уровне.

We hope you're enjoying Project Syndicate.

To continue reading, subscribe now.

Subscribe

Get unlimited access to PS premium content, including in-depth commentaries, book reviews, exclusive interviews, On Point, the Big Picture, the PS Archive, and our annual year-ahead magazine.

https://prosyn.org/2NVXIDzru;

Edit Newsletter Preferences