2

Чей Всемирный банк?

НЬЮ-ЙОРК. Выдвижение президентом США Бараком Обамой Джим Ён Кима на пост председателя Всемирного банка было воспринято позитивно – и это оправдано, учитывая некоторые другие обсуждавшиеся имена. В лице Кима, профессора здравоохранения, который сегодня является президентом Дартмутского университета, ранее руководившим департаментом ВИЧ/СПИД Всемирной организации здравоохранения, США выдвинули хорошего кандидата. Но национальность кандидата и выдвигающая страна – маленькая и бедная или большая и богатая – не должны играть никакой роли в определении того, кто получит эту работу.

Одиннадцать исполнительных директоров Всемирного банка из развивающихся стран выдвинули двух отличных кандидатов, Нгози Оконджо-Ивеалу из Нигерии и Хосе Антонио Окампо из Колумбии. Я тесно работал с обоими. Оба являются первоклассными специалистами, работали в качестве министров с разными портфолио, показали хорошие результаты на высших должностях в многонациональных организациях и обладают дипломатическим опытом и профессиональной компетенцией для выдающейся работы. Они разбираются в финансах и экономике, хлебе насущном Всемирного банка, а также имеют сеть единомышленников, чтобы увеличить эффективность Банка.

Оконджо-Ивеала несет знания инсайдера института. Окампо, как и Ким, сочетает выгоды и недостатки, являясь аутсайдером; но Окампо, выдающийся профессор Колумбийского университета, хорошо знает Всемирный банк. Раньше он работал не только в качестве министра экономики и финансов, но также и в качестве министра сельского хозяйства – критически важная квалификация, учитывая, что подавляющее большинство бедных слоев населения развивающихся стран зависят от сельского хозяйства. Также у него есть впечатляющий опыт в охране окружающей среды, что касается еще одной основной озабоченности Банка.

Оконджо-Ивеала и Окампо понимают роль международных финансовых институтов в обеспечении глобальных общественных благ. На протяжении карьеры их сердца и умы были посвящены развитию Всемирного банка и реализации его функции в искоренении бедности. Они составляют серьезную конкуренцию любому американскому кандидату.

На карту поставлено многое. Почти два миллиарда людей остаются в бедности в развивающемся мире, и в то время как Всемирный банк не может решить проблему собственными силами, он играет лидирующую роль. Несмотря на свое название, изначально Банк является международным институтом развития. Специализация Кима ‑ общественное здравоохранение ‑ является критической, так как Банк долгое время поддерживал инновационные инициативы в этой области. Однако здоровье является только маленькой частью «портфолио» Банка, и обычно он работает в этой области с партнерами, которые приносят в медицину экспертные знания.

Скорее всего, США будут настаивать на сохранении неправильного процесса отбора, в котором они просто выбирают председателя Всемирного банка по той простой причине, что в этот выборный год оппоненты Обамы провозгласят утрату контроля над выбором признаком слабости. Для США важнее сохранить контроль, чем для развивающихся стран обрести его.

Одним из наиболее сильных ноу-хау развивающихся рынков является их умение жить в рамках существующей системы, и они могут использовать это в свою пользу. Они получат долговую расписку, чтобы получить выгоду от чего-то более важного. Реальная политика настоящего момента вряд ли подразумевает борьбу за место председателя; Америка, скорее всего, одержит верх. Но какой ценой?

Если Америка будет настаивать на контролировании выборного процесса, то от этого пострадает сам Банк. Годами эффективность банка была подорвана вследствие того, что его частично рассматривали в качестве инструмента правительств Запада и его финансового и корпоративного секторов. По иро��ии, даже долгосрочные интересы Америки будут больше соблюдены, если она возьмет на себя обязательство – не только на словах, но и на деле – перейти к системе, основанной на заслугах и хорошем управлении.

Одним предполагаемым достижением Большой двадцатки было соглашение о реформировании системы управления международных финансовых институтов – и, что более важно, системы выбора их лидеров. Поскольку экспертные знания по развитию, в общем и целом, находятся в развивающихся странах – в конце концов, они живут за счет развития – кажется естественным, что глава Всемирного банка будет выходцем одной из этих стран. Поддержание интриги в развитых странах, когда США назначает председателя Всемирного банка, а Европа выбирает главу МВФ, выглядит анахронизмом сегодня и вызывает недоумение, когда Банк и Фонд обращаются к развивающимся странам как к источнику фондов.

Пока США, международное сообщество и сам Банк неоднократно подчеркивают важность хорошего управления, процедура выбора, которая де факто оставляет выбор за президентом США, выглядит абсурдной.

Оконджо-Ивеала поставил этот вопрос в интервью «The Financial Times»: то, что находится на кону, является лицемерием. Искренность развитых индустриальных стран, которые имеют большинство голосов Всемирного банка, подвергается испытанию.