0

Как должна выглядеть Вторая Бреттон-вудская система?

НЬЮ-ЙОРК – Те из нас, кто долгое время утверждал, что глобальная международная финансовая архитектура нуждается в глубокой реформе, с одобрением относятся к призыву созвать «Вторую Бреттон-вудскую» конференцию. Подобные призывы появились, конечно же, после российского и азиатских кризисов 1997-1998 годов, однако они не были серьезно восприняты богатыми индустриальными странами. Сегодня, когда сами эти страны оказались в центре кризиса, возможно, они более серьезно отнесутся к этому призыву.

Существуют две фундаментальные проблемы, которые требуют начала реформ. Во-первых, это недостаток содержания: неясно, что будет обсуждаться на возможной второй Бреттон-вудской конференции. Во-вторых, процесс встал на неверный путь, когда от переговоров было отстранено большинство стран. «Большой семерке» или ее расширенному варианту, безусловно, идет на пользу демонстрация своего лидерства, однако ни одна фундаментальная реформа не может быть проведена без инклюзивного процесса , в котором равный голос имеют страны как индустриальные, так и развивающиеся, как большие, так и малые. В центре реформистской деятельности должны находиться глобальные институты, а не ситуативные группы стран.

Наиболее актуальной проблемой сейчас является исправление дефицита регулирующих положений, который характеризует глобальные финансовые рынки. Обсуждение должно начаться с договоренности о регулирующих принципах . Одним из очевидных принципов является то, что положения должны быть всесторонними, избегать массивных лазеек, которые могли бы привести к таким беспорядкам, как сегодня.

Нормативные положения должны обладать также сильным противоциклическим центром, предотвращая тем самым чрезмерное накопление заемного капитала и увеличивая необоротные активы, а также запасы (резервы) во время бумов, и препятствуя тому, чтобы пузыри ценовых активов приводили к кредитной экспансии. Необходимо отказаться от зависимости от внутренних моделей финансовых учреждений - основного акцента Второго Базельского соглашения о банковских регулятивных правилах. Подобная стратегия сегодня была признана рискованной, а использование финансовыми учреждениями подобных рискованных моделей может привести к большей неустойчивости.

Любая новая регулирующая система должна быть основана на хорошо функционирующей сети национальной и региональной властей (все еще отсутствующей в Европейском союзе) и включать в себя действительно международное наблюдение финансовых учреждений с глобальной досягаемостью. Большинство экспертов соглашаются с тем, что Международный валютный фонд не должен находиться в центре регулирующей системы. Банк международных расчетов и Базельский комитет имеют лучшее месторасположение, однако необходима фундаментальная реформа, чтобы расширить их членство и избежать главной проблемы Базельского комитета: недостаточного количества представленных в нем развивающихся стран.

Также необходимо принимать в расчет три центральные проблемы реформы МВФ. Первое – это потребность в действительно глобальной резервной валюте, возможно, базирующейся на Специальных правах заимствования МВФ (СПЗ). Это помогло бы преодолеть как несправедливость, так и неустойчивость, которые являются врожденной болезнью глобальной резервной системы, основанной на национальной валюте. Сегодняшнюю систему терзают циклы доверия к доллару и периодические потрясения, вызываемые политикой США, которая принимается независимо от своего глобального эффекта, но все же, оказывает влияние на весь остальной мир.

Вторая проблема заключается в том, что в центре глобальной макроэкономической координационной политики должен быть МВФ, а не Большая семерка, или какое-либо другое «Большое» образован��е. Это единственный способ предоставить голос развивающимся странам. Многостороннее наблюдение за глобальными несоответствиями, которое Фонд начал в 2006 году, было интересным шагом в данном направлении, однако оно испытывало недостаточную заинтересованность сторон, а так же ограниченность в полномочиях.

Третья проблема – это главное требование развивающихся стран. МВФ должен быстро предоставлять кредиты во времена кризисов платёжного баланса, не ставя при этом слишком много условий, в особенности, когда источником кризиса является быстрая инверсия движения капитала или резкое ухудшение торговых отношений. Это сделало бы МВФ похожим на центральный банк и дало ему возможность обеспечивать быстро регулируемую ликвидность, так же, как недавно центробанки развитых стран стали выделять средства в огромных объемах. В случае с МВФ, финансирование такой ликвидности могло бы осуществляться за счет прибили от противо-циклических СПЗ.

Во всех этих областях МВФ должен активнее использовать региональные институты. В течение последних десяти лет я предлагаю, чтобы МВФ будущего рассматривался в качестве головного учреждения сети регионального резервного фонда – то есть, в качестве системы по структуре близкой к европейскому Центробанку или Федеральной резервной системе США.

Подобный институциональный проект мог бы быть принят для проведения рациональной политики. Более концентрированная сеть институтов выглядит более приспособленной к гетерогенному международному сообществу, и она должна предоставлять услуги лучшего качества, а также более сильный голос малым странам.

Наконец, одним из главных дефицитов сегодняшней международной финансовой архитектуры является нехватка институциональной структуры (то есть суда, подобного тем, что были созданы для разбирательств с банкротствами национальных экономик), которая позволила бы управлять сверхнормативными долгами на международном уровне. Текущая система полагается на ситуативные механизмы, которые обычно срабатывают слишком поздно, уже после того, как высокая задолженность оказала разрушающий эффект. Единственным нормальным институциональным механизмом является Парижский Клуб, который работает исключительно с официальным финансированием. Вторая Бреттон-вудская система должна разрешить эту проблему, создав международный долговой суд.

Сегодняшний финансовый кризис выявил очевидную потребность в реформе международной финансовой архитектуры. Тем не менее, любые вопросы, поставленные на «Второй Бреттон-вудской» конференции, должны быть конкретными в содержании. Глобальная система пруденциальных нормативов и надзора; обновленный МВФ, регулирующий глобальную резервную валюту, координирующий глобальную макроэкономическую политику, а также обеспечивающий быстро регулируемые лимиты кредитования; международный долговой суд – все это должно быть поставлено на повестку дня.