Friday, October 31, 2014
0

Слабая защищенность рабочих мест - сильные рынки ценных бумаг

Принципиальным различием между рыночными экономиками является степень вовлеченности владельцев крупных компаний в их оперативное управление. Что заставляет владельцев компании передавать контроль профессиональным менеджерам? Этот вопрос становится все более актуальным, по мере того как богатые страны - а также многие страны с развивающейся экономикой и экономикой переходного периода - стараются создать здоровые рынки ценных бумаг, необходимые для повышения уровня капиталовложений, производительности и экономического роста.

Между разделением функций собственности и контроля над компанией и эффективностью рынков ценных бумаг существует устойчивая взаимосвязь. Теория, лежащая в основе этого утверждения, проста: если руководители компании будут иметь возможность воровать, инвесторы не будут покупать акции. Считается, что формалистические системы гражданского права, преобладающие в континентальной Европе, не предоставляют акционерам надлежащей защиты, поэтому в них сохраняется концентрированная форма собственности. И, наоборот, англосаксонские системы общего права дают судьям право интерпретировать допускающие разные толкования фидуциарные правила применительно к каждому отдельному случаю, создавая правовые прецеденты, которые и сдерживают менеджеров.

Но это неубедительное объяснение. До Первой Мировой Войны в европейских странах гражданского права рынки ценных бумаг развивались также быстро, как в США и Великобритании. Более того, органы государственного регулирования, такие как Комиссия по ценным бумагам и биржам США, возникли потому, что фидуциарные обязанности в системе общего права не могли обеспечить защиту акционерам.

Инсайдерные торговые операции с ценными бумагами, например, не считались противозаконными в соответствии с правилами, регулирующими фидуциарные обязанности в американских штатах, игравшими в то время доминирующую роль. И, наоборот, Комиссия по ценным бумагам и биржам является нормотворческим органом наподобие тех, которые без труда могли бы быть созданы в странах гражданского права, таких как Франция или Германия, если бы у них возникло такое желание .

Более того, фидуциарные обязанности направлены только на то, чтобы удержать инсайдеров от хищений. Они не контролируют основные потери, которые несут акционеры в связи с, например, неприбыльным расширением производства, низкой производительностью труда, сдерживанием свободного движения денежной наличности и строительством империи. Если между руководством компании и советом директоров нет конфликта интересов, владельцы в странах общего права не могут обратиться за помощью в случае плохих, глупых или вредных для акционеров стратегических и операционных решений руководства компании.

Во всех богатых странах мира факторы, увеличивающие издержки акционеров, связанные с передачей контроля в руки профессиональных менеджеров, играют важную роль в определении формы собственности. Но эти факторы отражают политическую власть социальных сил, а не различия между системами гражданского права и общего права.

В частности, разделение собственности и контроля в богатых странах континентальной Европы и США может зависеть от роли, которую играют работники, как в самой фирме, так и в обществе в целом. В некоторых странах рабочие оказывают сильное влияние на компании через политические процессы: например, протесты против массовых увольнений и сопротивление планам реструктурирования, которые могут повлиять на рабочие места.

Рассмотрим простой сценарий: государство запрещает компаниям и владельцам увольнять рабочих по экономическим причинам. В условиях такого запрета акционеры должны быть очень осторожны: если расширение окажется неприбыльным, они не смогут сократить затраты на оплату труда. Франция, например, печально известна тем, что заставляет иностранные фирмы, такие как британская "Marks and Spencer", держать излишних работников в списочном составе фирмы. Конечно, ни одно государство не может полностью запретить увольнения, но существуют большие различия между эластичностью системы в разных странах, что может иметь решающее значение для прибыльности.

В такой стране, как США, где можно легко сократить количество работников, акционеры имеют меньше поводов для беспокойства. Но в странах, твердо стоящих на защите интересов рабочих, у основных акционеров - тех, кто теряет больше других в случае возникновения проблем с расширением деятельности компании - есть основания держать менеджеров на коротком поводке. Итальянский "Фиат" является хорошим примером такой проблемы: даже консервативное правительство старается воспрепятствовать сокращению рабочих мест.

Второй фактор также должен заставить владельцев стремиться к сохранению непосредственного контроля над фирмой, если рабочие представляют собой серьезную политическую силу. Переговоры о распределении избыточного продукта часто ведутся непрерывно, особенно в условиях слабой конкуренции. Там, где рабочие имеют твердые позиции на рынке труда, прибыль постоянно подвержена переделу, как внутри компании, так и на государственном уровне.

Если менеджеры отдалены от акционеров, они могут легче уступить работникам более крупный кусок пирога. Точно также, когда интересы акционеров не являются приоритетными, как, скажем, в корпоратистской системе, наиболее влиятельные владельцы имеют больше оснований не разглашать финансовую информацию, чтобы не позволить работникам использовать ее с целью заставить руководство компании предоставить им более благоприятные условия. Оба вышеприведенных соображения говорят в пользу концентрированной формы собственности и работают против рынков ценных бумаг.

Так что там, где политические и социальные ценности обуславливают высокую степень защищенности рабочих мест, преданность интересам акционеров со стороны менеджеров будет слабее. Менеджеры в таких "левых" странах ничем не хуже в профессиональном отношении, однако негибкость организационных структур, стимулы и задачи менее благоприятны для акционеров. Так, например, столкнувшись с необходимостью сокращения кадров, они скорее будут думать о том, что разрушают жизнь людей, чем о повышении экономической эффективности и увеличении богатства. В таких обществах должно быть меньше открытых акционерных компаний, и разделение собственности и контроля должно быть либо менее значительно, либо не существовать вообще.

И так оно и есть на самом деле. Организация экономического сотрудничества и развития проиндексировала, насколько легко уволить сотрудника в странах, входящих в ее состав. Оказалось, что наименьшая защищенность рабочих мест наблюдается в США, и наибольшая в Италии, Франции и Германии. Взаимосвязь с разделением собственности и контроля оказалась поразительной: выборка из20 крупнейших компаний в каждой из стран показывает, что в то время как у 90% американских компаний нет акционеров, доля которых в компании превышала бы 20%, ни одна итальянская, французская или немецкая компания не имеет такого широко рассредоточенного владения акциями.

Надо признать, что корреляция не может быть безупречной при выборке из всего 16 стран, достаточного богатых для того, чтобы включить их в исследование. Например, Великобритания оказалась на седьмом месте с точки зрения гибкости рынка труда, но рассредоточенное владение акциями характерно для большего числа крупных компаний в Великобритании, чем в Швейцарии, находящейся на шестом месте, и в два раза больше, чем в Дании (пятое место) и в Австралии (четвертое место).

Но какие бы единицы измерения "политических" особенностей и разделения собственности и контроля мы ни использовали, индекс защищенности рабочих мест является лучшим показателем для определения степени разделения собственности и контроля на богатом Западе. Более того, создание органов регулирования, способствующих разделению собственности и контроля, может оказаться невозможным, если политическая ориентация общества по отношению к защищенности рабочих мест и капиталу, не будет более благоприятной для капитала.

Hide Comments Hide Comments Read Comments (0)

Please login or register to post a comment

Featured