0

Зло за зло - добра не будет в МВФ и ВБРР

Чтобы отыскать настолько же странную историю смены руководства, как ту, что происходит сейчас в Международном валютном фонде и во Всемирном банке реконструкции и развития, которые являются двумя столпами мировой финансовой системы, вам придётся вспомнить о «годе трёх Пап» (1978 г.). Два месяца назад президент ВБРР Пол Вулфовиц подал в отставку в разгар крупной забастовки его сотрудников и кризиса правления. А теперь и его коллега из Международного валютного фонда, бывший министр финансов Испании Родриго Рато, шокировал общественность, заявив, что он также оставит свой пост в октябре.

Перефразировав Оскара Уайльда, можно сказать, что потерять главу одного международного кредитного учреждения – это неудача, а потерять глав двух таких учреждений – это уже опасная беспечность. Поскольку это произошло в десятую годовщину азиатского финансового кризиса и учитывая то, в каком котле были сварены сегодняшние сверхликвидные рынки капитала, неудивительно, что начинают изобиловать теории заговора.

Если честно, то факты говорят о том, что данные два увольнения ничуть не похожи. Когда Вулфовиц был наконец-то смещён после длительной конфронтации, сотрудники ВБРР ликовали от счастья. Большинство же сотрудников ВМФ были по-настоящему расстроены уходом Рато.

Единственное чем «прославился» Вулфовиц до работы в ВБРР, была его роль как одного из архитекторов войны в Ираке, которая, возможно, является одной из величайших стратегических катастроф со времён вторжения Наполеона в Россию. А вот Рато был министром финансов Испании в течение лучшего экономического периода страны, начиная с XVI века.

За время руководства Вулфовица ВБРР не смог провести каких-либо серьёзных реформ в системе своего правления, чтобы отразить растущую экономическую мощь Азии. За время руководства Рато МВФ, по крайней мере, предпринял несколько скромных шагов для того, чтобы предоставить Китаю и другим быстро развивающимся рынкам больше голоса в управлении данным учреждением. Подталкивая неохотно делящиеся своими полномочиями европейские страны всё же передать часть полномочий Фонду, Рато, в то же время, начал реформы, прояснившие и укрепившие роль МВФ в контроле обменных курсов.

Между прочим, за неделю до объявления об отставке Рато, МВФ принял решение о том, что у него есть право отказывать в помощи странам, чья политика вмешательства в экономику угрожает подорвать общемировую экономическую стабильность. Изменение политики МВФ было крайне раздражительным фактом для китайских чиновников, которые вмешиваются в экономику в библейских масштабах для того, чтобы поддерживать стоимость своей валюты - юаня.

Если МВФ удаётся заставить больших мальчиков жаловаться, говоря совершенно разумные вещи, то, наверное, он всё делает правильно. Однако, МВФ в последнее время заметно снисходительнее относится к Соединённым Штатам, преуменьшая значение риска, вызванного ростом дефицита текущего торгового баланса США. По-моему, данная важная проблема вскоре вновь встанет остро.

Несмотря на то, что уход глав МВФ и ВБРР окружают множество различий, существуют и некоторые тревожные сходства. Во-первых, очень похоже на то, что европейцы будут использовать неожиданное заявление Рато о своём уходе в качестве оправдания, чтобы избежать серьёзного обсуждения об отказе от своей постоянной привилегии назначать главу МВФ. Что таить: США, по сути, шантажировали весь мир, чтобы избрать ещё одного американца, который должен заменить Вольфовица, и препятствовали попыткам его мирного смещения. Но у европейцев нет такого рычага воздействия на МВФ, где Рато принял решение об уходе без посторонней помощи.

У МВФ достаточно времени до октября, чтобы установить открытый и честный процесс избрания своего главы, который поможет выбрать лучшую кандидатуру, вне зависимости от национальности. Центральным банкам всего мира чрезвычайно повезло, что они избрали своими главами технократов и людей с проверенными знаниями и опытом, а не приняли чисто политические назначения. Если судить по заслугам, то некоторые из самых очевидных кандидатов на должность главы МВФ, такие как бразилец Арминио Фрага и рождённый в Египте Мохамед эль-Эриан, не являются европейцами.

Второе сходство заключается в том, что оба данных учреждения столкнулись с глубокими кризисами своего дальнейшего существования. В современном мире огромных и ликвидных мировых финансовых рынков, основные кредитные инструменты МВФ и ВБРР, в основном, не нужны и являются устаревшими.

В отсутствие серьёзных преобразований, оба учреждения находятся на пути глубокого застоя, в котором в течение 40 лет находился Банк для международных расчётов (БМР), прежде чем его недавно восстановили. БМР, основанный в 1930 году для управления репарационными платежами Германии и для координирования работы центральных банков, выполнял роль простого хранилища золотых запасов в годы после второй мировой войны. По мере того, как центральные банки в последнее время упрочили своё положение, и благодаря творческому руководству, БМР вновь пробудился и взял на себя несколько важных ролей, включая установку международных регулятивных норм в мировой банковской сфере.

Хотя тот факт, что МВФ и ВБРР, перед которыми стоит угроза застоя, могут однажды вновь про��удиться, ободряет, было бы гораздо лучше, если бы они «очнулись» уже сегодня. Всё более глобализованному миру необходимы глобальные финансовые учреждения, но такие, которые будут сосредоточены на согласовании действий, контроле и на технической помощи, а не на устаревших кредитных механизмах.

Прежде чем смогут произойти какие-то реальные изменения, обоим учреждениям необходимо произвести фундаментальные изменения в системе своего управления. Трудные обстоятельства, сложившиеся из-за неожиданного объявления главы МВФ о своём уходе, не оправдывают применения обычного делового подхода к его замене. Процесс тайного назначения преемника главы ВБРР, чем США занимаются уже 60 лет, также не оправдывает продолжения европейской монополизации должности главы МВФ. Зло за зло - добра не будет.