Friday, April 18, 2014
Exit from comment view mode. Click to hide this space
0

Ура Средиземноморскому Союзу!

Возможно, настало время проявить немного большую щедрость в отношении президента Франции Николя Саркози и посмотреть на результаты того, что он делает, а не на то, как он это делает.

Первоначальная идея Средиземноморского союза почти что потопила все предприятие. Преподнеся эту идею, похоже, не продумав ее тщательно заранее, Саркози предложил создать клуб европейских и по большей части арабских государств, расположенных вдоль средиземноморского побережья. Это должно было быть, по сути, французским предприятием, за которое платила бы остальная Европа. Такая идея не понравилась многим, особенно немцам.

Существовали также серьезные подозрения, что французы пытаются найти способ откупиться от Турции отношениями, даже отдаленно не походящими на членство в Европейском Союзе.

Так что первое впечатление о попытке оживить отношения Европы с ее средиземноморскими партнерами не было хорошим. Но ко времени грандиозного Парижского саммита в июле, когда был создан новый клуб, первоначальные подозрения удалось в значительной степени рассеять. Саркози принял во внимание критику со стороны других европейских стран и добился дипломатического триумфа. Мы скоро увидим, имеет ли эта инициатива реальную ценность или же это просто слой свежей краски на старой, опробованной идее.

Первоначальный Барселонский процесс, начатый в 1995 году, был прекрасным планом. Его целью было обеспечить экономический и политический фон для мирного процесса посредством укрепления доверия на Ближнем Востоке, и он являлся восхитительным признанием исторических, торговых, культурных и политических связей Европы с ее соседями в южной части Средиземного моря, которые сводили нас вместе на протяжении многих лет.

Были надежды на создание зоны свободной торговли к 2010 году. Были обещания политической интеграции, основанной на общих ценностях. Были связи между конкретными людьми. Был форум, где израильтяне и их давние арабские противники могли собираться и обсуждать вопросы, не касающиеся Западного берега и сектора Газы. Был бюджет развития. Были встречи. Очень много встреч.

Эти усилия оказались далеко небесполезными. Проекты развития финансировались за счет субсидий или дешевых кредитов, и это, наверное, сыграло, по крайней мере, некоторую роль в повышении привлекательности государств Магриба и Машрека для иностранных инвесторов. Имело место некоторое понижение сельскохозяйственных и других тарифов со стороны ЕС. Диалог по вопросам политических реформ, сопровождавшийся финансированием, способствовал развитию этого процесса в некоторых странах, в частности в Марокко и Иордании. Имело место некоторые сотрудничество в области решения общих проблем, как, например, наркотики и нелегальная иммиграция.

Но успехи Барселонского процесса, как важного компонента европейской политики в отношении ее важнейших соседей, были скромными: замечательная идея, которую оказалось сложно реализовать.

Так что Саркози заслуживает по меньшей мере некоторого признания за попытки оживить ее. Но чтобы Средиземноморский союз мог достичь большего, чем это удалось его предшественнику, необходимы некоторые изменения.

Во-первых, Европа больше поддерживает свободную торговлю на словах, чем на практике. Например, все еще существует множество барьеров для торговли сельскохозяйственной продукцией между Севером и Югом. И догадайтесь, какая страна возглавляет оппозицию любому значительному открытию европейского сельскохозяйственного рынка. Шаг вперед, Франция.

Во-вторых, каким бы медленным ни был процесс открытия реального средиземноморского рынка, барьеры для более свободной торговли между странами Лиги арабских государств столь же значительны.

В-третьих, замечательно то, что в Париже Саркози положит начало усилиям по привлечению Сирии к дипломатическому процессу. Мы также должны надеяться, что его попытки выступить в качестве посредника в урегулировании отношений между палестинцами на Западном Берегу и Израилем, будут успешными.

Но истина заключается в том, что Европа, несмотря на все доблестные усилия Хавьера Соланы, находится вне серьезного политического процесса на Ближнем Востоке. Мы не осмеливаемся перечить Америке. Практически несуществующая европейская политика в регионе была продиктована заочными монополистами на политику в Вашингтоне.

Европа должна принимать более серьезное участие в ближневосточных процессах, даже рискуя иногда вызвать раздражение Америки, вероятность чего может значительно уменьшиться, как только администрация Буша уйдет в историю. Для начала мы должны признать, что политическое урегулирование в Палестине невозможно без подключения к процессу ampquot;Хамасampquot;. То, что могло бы быть, каким бы невероятным это ни казалось, первым визитом бывшего премьер-министра Великобритании Тони Блэра в Газу в первый год его миротворческой деятельности, пришлось недавно отменить из-за соображений безопасности. Этому не требуются комментарии.

Наконец, Европа должна решить, насколько серьезно она относится ко всем восхитительным составляющим Барселонского процесса, как, например, плюрализм, гражданское общество, верховенство закона и демократия.

Действительно ли Европа считает, что общее понятие прав человека должно стать одной из основ нашего средиземноморского партнерства? Если да, то что мы в Европе предлагаем сделать по этому поводу? Если это просто слова, то лучше от них воздержаться. Мы дискредитируем себя и важные принципы, когда наши слова не соответствуют нашим действиям.

Exit from comment view mode. Click to hide this space
Hide Comments Hide Comments Read Comments (0)

Please login or register to post a comment

Featured