Thursday, April 24, 2014
Exit from comment view mode. Click to hide this space
0

Как обращаться с Аль-Каидой

ПРИНСТОН. Хотя руководство, верования и идеология Аль-Каиды укоренились в Саудовской Аравии, организация в королевстве была почти полностью уничтожена благодаря правительственной политике, которая сочетает большой пряник и еще больший кнут. Покушение на убийство принца Мухаммеда бин Найефа, заместителя министра внутренней безопасности, в прошлом месяце в Джидде, раскрывает элементы Саудовской стратегии и демонстрирует то, как смелая попытка Аль-Каиды исправить свою судьбу провалилась.

Террористом был Абдула Асири, саудовский гражданин и член Аль-Каиды, который вернулся из Йемена, заявляя, что он отрекся от терроризма и желает сдаться самому принцу Маухаммеду в его дворце. Ранее в тот день принцу привезли террориста на его личном самолете с йеменско-саудовской границы, и Мухаммед, как сообщают, приказал, чтобы террориста тщательно не обыскивали. Однако Асири действительно спрятал на себе бомбу, взрывчатку весом в один фунт, которая взорвалась возле принца. Но бомба не была в металлической оболочке, и террорист оказался единственным человеком, кто погиб.

Постороннему человеку эпизод покажется грандиозным провалом работы службы безопасности, это равносильно тому, как если бы глава ФБР лично поприветствовал одного из заместителей руководителя Аль-Каиды на вечеринке в саду. Но это всего лишь высоко персонифицированная форма политики, которую члены королевской фамилии Саудовской Аравии приняли для того, чтобы переводить членов Аль-Каиды в свой лагерь. Действительно, эта политика, хотя и весьма рискованная, частично объясняет поражение Аль-Каиды в Саудовской Аравии. Высоко персонифицированная политика формирует часть того, что можно было бы назвать государственным театром Саудовской Аравии и что держит королевскую семью у власти.

С 2003 года принц Мухаммед стоит во главе успешной компании против яростного исламизма в королевстве. Опираясь на действия вооруженной охраны, он основал сильную службу внутренней разведки и полицию, которые одновременно эффективны и жестоки по своей тактике. В то же время принц хорошо использовал глубоко укоренившиеся культурные и религиозные нормы, чтобы надавить на рекрутов Аль-Каиды и заставить их прекратить насилие.

Например, он предлагает значительную финансовую помощь отдельным членам движения джихад, а также их семьям, в обмен на политическое смирение. Фактически, не принимая саудовского вознаграждения, активист будет вынужден оставить свою собственную семью без пропитания – значительное нарушение религиозных и культурных норм, согласно которым с родителями считаются и очень их уважают.

Принц Мухаммед также организовал реабилитационную программу, которая помогает членам движения джихад избавиться от своих радикальных убеждений благодаря курсу обучения, который учит, что ислам требует подчинения мусульманскому правителю. Раскаявшихся членов движения джихад учат, что акт жестокости, совершенный отдельным человеком – а не законным правителем – грех, и за этот грех он будет наказан Богом. Эти уроки полностью не исключают жестокость, а фокусируются на том, как Аль-Каида оправдывает свои атаки, и на тех формах, которые принимает насилие. По существу, вне закона находится борьба без прямого дозволения правителя и террористические акты, совершенные смертником.

Прием в программу часто сопровождается частной аудиенцией с Саудовским принцем, церемонией, которая подчеркивает отеческий и личный характер власти в Королевстве, где все субъекты рассматриваются как дети королевской семьи, о которых хорошо заботятся.

Наконец, принц Мухаммед запустил кампанию по интернет-мониторингу и дезинформации, которая ведет учет сайтов движения джихад и онлайновых форумов. Как результат, саудовская служба безопасности всегда в курсе дебатов сторонников джихада и стратегии вербовки радикалов.

Аль-Каида также потеряла популярность у саудовского общества, потому что оно периодически подвергалось террористическим атакам. Террористические акты, совершенные смертниками в общественных зданиях, и атаки на нефтяные и другие правительственные установки отвратили от Аль-Каиды многих жителей Саудовской Аравии. Там, где как минимум 80% населения зависит от правительственных заработков или грантов, атаки оказались очень непопулярны.

К тому же, обычные жители Саудовской Аравии видят хаос, который творится по соседству в Ираке, и не хотят такого же беспорядка дома. Для большинства людей стабильность, пусть даже навязанная авторитарными средствами, предпочтительнее беспорядка.

В последние два года усиливающиеся неудачи Аль-Каиды в королевстве принудили выживших членов перегруппироваться за границей в Йемене. Труднопроходимая горная местность, религиозно консервативное население и слабое правительство, давно сотрудничающее с Аль-Каидой, создали относительно стабильный рай. В результате Аль-Каида имела передышку, чтобы попытаться восстановиться и организовать атаки в Саудовской Аравии или еще где-нибудь. Две происходящие сейчас революции, большое население и быстрое исчезновение ресурсов нефти и воды быстро делают Йемен ночным кошмаром для западных разработчиков методики и стратегии.

Сейчас, тем не менее, саудовская королевская семья имеет принца, которого рассматривают как смелого героя за то, что он выжил при попытке убийства в тот момент, когда он с чувством великодушия протягивал свою руку нераскаявшемуся фанатику. Саудовский король Абдула жестоко раскритиковал принца Мухаммеда за безрассудство, но король также должен быть благодарен, что его семья воспитала шефа безопасности, который сломал хребет Аль-Каиде, по крайней мере, внутри самого королевства.

Exit from comment view mode. Click to hide this space
Hide Comments Hide Comments Read Comments (0)

Please login or register to post a comment

Featured