Monday, April 21, 2014
Exit from comment view mode. Click to hide this space
0

Суд над Павлом С.

СТРАСБУРГ – В холодный зимний день 2004 года молодой россиянин по имени Павел Штукатуров узнал о том, что судья лишил его права говорить за себя. Лишение его дееспособности означало, что ему было запрещено действовать самостоятельно, или действовать вообще, в большинстве сфер жизни. Ему больше нельзя было работать, путешествовать, выбирать свое место жительства, покупать или продавать собственность или даже жениться.  

Судья отнял у него эти права, даже не сообщив ему об этом – в действительности, Павел узнал об этом только год спустя. Когда он искал адвоката для защиты своих прав, его мать, которую назначили его юридическим опекуном, упрятала его в психиатрическую больницу на семь месяцев. Такой поворот событий в стиле Кафки был возможен потому, что у Павла есть психические расстройства в системе, которая отказывается защищать его права.

В России около 125000 людей с умственными или психическими расстройствами содержат в учреждениях – на всю жизнь. Психиатрические больницы предоставляют еще 165000 мест, при этом ежегодно происходит около 650000 госпитализаций. Но эти статистические данные не раскрывают всю историю. Только изредка всплывают такие истории, как история Штукатурова. Удивительно, как мало известно о лечении людей с психическими отклонениями в России.

Нет никаких независимых ведомств, контролирующих эти больницы, которые могли бы защитить права пациентов, и нет никаких адвокатских услуг от имени людей с умственными или психическими расстройствами. Более того, разум многих директоров больниц так же плотно закрыт, как и сами учреждения.

Так что, победа Штукатурова в Европейском Суде по правам человека 27 марта дает надежду на то, что настал переломный момент.

Тогда в 2004 году, когда Штукатуров случайно узнал о решении судьи, он нашел в поисковой системе Google путь к единственному адвокату в России, который работает с клиентами с психическими расстройствами и занимается вопросами в области прав человека. Адвокат согласился представлять его. Но когда впоследствии его поместили в психиатрическую больницу, российское правительство отказало адвокату в доступе к своему клиенту. Аппеляции в российские суды потерпели неудачу, и в марте 2006 года он направил дело на рассмотрение в Европейский Суд по правам человека.

Суд обнаружил, что в ходе процесса над Павлом было нарушено несколько Фундаментальных Свобод и статей Европейской Конвенции по правам человека, под которыми подписалась Россия. Это первый случай, когда Европейский Суд по правам человека принял серьезные меры в отношении лишения дееспособности – которое часто облегчает жестокое обращение вместо того, чтобы защитить от него людей.

Согласно суду, лишение кого-либо дееспособности является “очень серьезным” вмешательством в право человека на личную жизнь. В России единственным юридическим выбором в таких случаях является “полное опекунство”, которое устанавливается на неопределенный срок, и которое не может опротестовать человек, о котором идет речь. Суд постановил, что полное опекунство было ampquot;несоразмернымampquot; ответом в деле Штукатурова, и его приговор признал важность индивидуально подобранных альтернатив для людей, которые нуждаются во временном или долгосрочном уходе.

Российские законодатели должны последовать примеру Европейского Суда по правам человека и работать над созданием в российском праве и на практике альтернативных механизмов, таких как предварительные медицинские указания, доверенности и обоснованное принятие решений. Конвенция ООН по защите прав инвалидов – новое соглашение по правам человека, которое Россия помогала составить, но еще не подписала – санкционирует эти альтернативы и дает России возможность предпринять важные реформы в области прав человека по этому вопросу.

История Штукатурова является уникальной только потому, что он смог найти дорогу к адвокату. Теперь Европейский Суд по правам человека расчистил дорогу для десятков тысяч других людей в России, которые страдают от жестокого обращения от руки самой системы психического здравоохранения, которая должна им помогать. Вступая в должность, новый президент России Дмитрий Медведев должен назначить независимый процесс рассмотрения, чтобы прекратить модель заклеймения и дискриминации инвалидов.

Exit from comment view mode. Click to hide this space
Hide Comments Hide Comments Read Comments (0)

Please login or register to post a comment

Featured