Monday, October 20, 2014
0

Предательство судей

ПАРИЖ. Предполагается, что в демократических странах правосудие независимо. Тем не менее, некоторые прокуроры и судьи-следователи без труда об этом забывают. В действительности, многие из них глубоко увязли в политике, преследуя свои собственные тайные планы и вендетты.

Феномен политизированных прокуроров и судей-следователей обретает глобальный масштаб, возникая в таких разных демократических странах, как Япония, Италия, Франция, Испания, Турция и Аргентина. Во всех этих странах прокуроры и судьи метают обвинения в коррупции в адрес правительств и правящих партий – обвинения, которые также иногда служат политическим и институциональным интересам судей.

Например, государственный прокурор Японии обвинил Итиро Одзаву, генерального секретаря новоизбранной Демократической партии Японии, в получении нелегальных средств для проведения недавней кампании ДПЯ против Либеральной демократической партии. Тот факт, что трое близких помощников Одзавы получили обвинения спустя всего несколько месяцев после победы ДПЯ, выглядит для многих японцев странным, учитывая также хорошо известную коррупцию ЛДП во время ее пребывания у власти.

Однако ЛДП работала рука об руку с глубоко укоренившейся бюрократией Японии, и прокуроры составляют ее часть. ДПЯ пообещала основательно перетрясти теплые отношения между японскими бюрократами, политиками и большим бизнесом. Обвиняя близких к Одзаве людей, прокуроры предстают в роли защитников статус-кво.

В Италии прокуроры в Риме, следуя примеру своих коллег из Милана, сейчас преследуют премьер-министра Сильвио Берлускони. Итальянские судьи-следователи последовательно отказывались принимать популярную и избирательную власть воротил бизнеса, которых они пытались осудить на протяжении многих лет. Возможно, Берлускони не является самым безупречным итальянцем, однако после многих судебных разбирательств его вина в совершении какого-либо преступления еще ни разу не была доказана. Тем не менее, судьи продолжают вызывать его в суд.

Во Франции парижские судьи годами пытались предъявить официальное обвинение в коррупции бывшему президенту Жаку Шираку. До тех пор, пока Ширак был президентом, не было легального способа преследовать его в судебном порядке. Однако, когда Ширак ушел в отставку и ему было почти 80 лет, один «независимый» судья возобновил дело . Предполагается, что Ширак использовал муниципальных государственных служащих, когда он был мэром Парижа двадцать лет назад, в качестве помощников в его избирательной кампании. Давайте вспомним, что ни один судья никогда не выдвигал обвинений в адрес Франсуа Миттерана, социалистического предшественника Ширака , в использовании правительственных средств для развлечения своей любовницы и внебрачной дочери.

В качестве еще одного доказательства политизированной природы некоторых французских судей, как только с бывшего премьер-министра Доминика де Вильпена были сняты обвинения в попытке опорочить президента Николя Саркози, ведущий дело судья объявил, что он будет подавать апелляцию на решение суда и снова преследовать в судебном порядке де Вильпена.

В Буэнос-Айресе возникают вопросы о мотивах Верховного суда, который запретил президенту Кристине Кирхнер менять председателя центрального банка. Кирхнер не находится вне подозрений, однако отсутствие у судьи недвусмысленного судебного дела вызывает подозрения в политическом мотиве.

Ситуация более запутана, однако также политизирована в Турции, где прокуроры и судьи последовательно направляют свои взгляды на умеренную Демократическую партию исламской справедливости и развития ( AKP ) под предлогом защиты светской конституции. После того как AKP победила на выборах 2003 года, Верховный суд распустил ее, чтобы не позволить Реджепу Тайипу Эрдогану стать премьер-министром. AKP пришлось сменить свое название, и на время Эрдогану пришлось отказаться от премьерства.

В 2008 году прокуроры вновь предприняли попытку распустить AKP по обвинениям в том, что она подрывала устои конституции. В 2009 году Верховный суд распустил главную легальную курдскую партию ( DST ) по обвинению в связи с курдскими боевиками. Это произвольное решение лишила миллионов курдов какого-либо легального представительства и провалила попытку правительства AKP примирить курдов с Турецкой республикой.

Конечно, не все судьи защищают интересы определенных сторон. Европейские прокур��ры имеют тенденцию склоняться в левую сторону, в то время как в Латинской Америке и Японии их коллеги имеют тенденцию быть более консервативными и поддерживать истеблишмент.

Возможно, самый известный судья-следователь – испанец Бальтасар Гарсон – обычно изображается как безграничный поборник справедливости. Тем не менее, его цели почти неизменно выпадают на политических правых. Однако вместо того, чтобы преследовать столь открытую идеологическую программу, большинство судей-активистов предпочитают действовать в интересах корпорации: их мотивы могут быть политизированы, однако их профессиональные интересы и интересы гильдии стоит на первом месте.

Хорошо известно, что в старорежимной Франции судьи коллективно действовали как сплоченный, независимый социальный класс. Французская революция и введение всеобщего избирательного права были в равной степени направлены на то, чтобы избавить Францию от корпорации судей и от дворянства .

Однако, несмотря на демократизацию, судьи и прокуроры повсеместно стремились возродиться как самозваная элита, изолированная желанием общества видеть справедливость независимой. Если пристально рассмотреть карьеры судей в странах, названных выше, то законы могут отличаться, однако корпорация является обычным правилом игры: успешный судья или прокурор, для того чтобы взобраться по профессиональной лестнице, должен следовать руководству людей своего круга, а также увеличивать влияние своей корпорации.

Нужно также рассматривать мотивы желания стать судьей. Кандидаты в судьи обычно хотят «очистить» общество. Известно, что в Италии в 1980-х годах судьи, которые боролись с сицилийской мафией, называли свою кампанию «чистые руки». В этом случае название подходило. Тем не менее, чаще очистка является предисловием изменения политического направления, после того как люди проголосуют за то, чему противостоят судьи.

Предполагается, что демократия основывается на разделении и балансе институциональной власти. Этот баланс работает до тех пор, пока каждый институт подвергается тщательной проверке – чего судьи просто избегают.

Я не вижу причин верить судьям и прокурорам больше, чем президентам и законодателям. Пришло время для предполагаемой четвертой власти – СМИ – тщательно изучить поведение и мотивы судей и прокуроров, как индивидуально, так и коллективно, так же, как они это делают с избранными чиновниками.

Hide Comments Hide Comments Read Comments (0)

Please login or register to post a comment

Featured