25

Опасность немецкой амнезии

БЕРЛИН. Ситуация в Европейском Союзе серьезна, очень серьезна. Кто бы мог подумать, что премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон будет призывать правительства стран еврозоны набраться храбрости и создать финансовый союз (с единой налогово-бюджетной политикой и совместно гарантированным государственным долгом)? И Кэмерон также утверждает, что более глубокая политическая интеграция является единственным способом остановить развал евро.

Консервативный британский премьер-министр! Европейский дом горит, и он призывает к рациональной и решительной реакции со стороны пожарной бригады.

К сожалению, пожарной бригадой сейчас руководит Германия во главе с канцлером Ангелой Меркель. В результате, ЕС продолжает попытки погасить пожар бензином (жесткой экономией, навязываемой немцами), что всего за три года привело к перерастанию финансового кризиса еврозоны в кризис существования ЕС.

Давайте не будем сами себя обманывать: если евро развалится, то же ждет и Европейский Союз (крупнейшую экономику в мире), что вызовет мировой экономический кризис таких масштабов, которых большинство живущих сегодня людей никогда не видели. ЕС находится на краю пропасти и обязательно в нее свалится, если Германия ‑ и Франция ‑ не изменят курс.

Последние выборы во Франции и Греции наряду с выборами в местные органы власти в Италии и неутихающими беспорядками в Испании и Ирландии показали, что общественность утратила веру в строгую экономию, навязанную Германией. Лекарство под названием «убить, чтобы вылечить», предложенное Меркель, столкнулось с действительностью – и с демократией.

Мы в очередной раз убедились на собственном горьком опыте, что подобная строгая экономия, вводимая в разгар крупного финансового кризиса, приводит лишь к экономическому спаду. Это знание должно было быть всеобщим: в конце концов, это и было главным уроком политики жесткой экономии президента США Герберта Гувера и канцлера Веймарской Германии Генриха Брюнинга в начале 1930-х годов. К сожалению, из всех стран именно Германия, похоже, забыла этот урок.

Как следствие, Греции грозит хаос, который впоследствии спровоцирует паническое изъятие банковских вкладов в Испании, Италии и Франции и, следовательно, финансовую лавину, которая похоронит ЕС. И что потом? Мы должны будем выкинуть на свалку все то, что создавалось более чем двумя поколениями европейцев – массовые инвестиции в институциональное строительство, приведшие к самому продолжительному периоду мира и процветания в истории Европы?

Одно можно сказать наверняка: распад евро и ЕС повлечет за собой уход ЕС с мировой арены. Нынешняя политика Германии становится все более абсурдной в свете плачевных политических и экономических последствий, с которыми она столкнется.

Решение судьбы ЕС зависит именно от Германии и Франции – от Ангелы Меркель и Франсуа Олланда. Спасение ЕС сейчас зависит от фундаментального изменения позиции Германии в отношении экономической политики и от позиции Франции по политической интеграции и структурным реформам.

Франции придется сказать «да» политическому союзу: общему правительству с общим парламентским контролем еврозоны. Национальные правительства еврозоны уже действуют в унисон как фактически единое правительство, чтобы преодолеть кризис. То, что становится все более верным на практике, необходимо перевести на новый уровень и узаконить.

Германия, со своей стороны, должна будет сделать выбор в пользу финансового союза. В конечном счете, это означает гарантирование выживания еврозоны с помощью экономической мощи Германии и ее активов: неограниченного приобретения Европейским центральным банком государственных облигаций кризисных стран, европеизации национальных долгов с помощью еврооблигаций, а также программ экономического роста во избежание экономического спада еврозоны и ускорения восстановления ее экономики.

Можно легко представить себе разглагольствования в Германии о программе такого рода: очередной рост долга! Потеря контроля над нашими активами! Инфляция! Это просто не работает!

Но это действительно работает: экономический рост Германии за счет экспорта основан на существовании именно таких программ в развивающихся странах и в США. Если бы в 2009 г. Китай и Америка не накачали свои экономики деньгами, частично финансируемыми заемным капиталом, немецкой экономике был бы нанесен серьезный удар. Немцы должны сейчас спросить себя, готовы ли они, извлекшие максимальную выгоду от европейской интеграции, заплатить за это цену или они предпочтут, чтобы она потерпела неудачу.

Помимо политического и финансового объединения и краткосрочной политики экономического роста, Европейскому Союзу срочно необходимы структурные реформы, направленные на восстановление его конкурентоспособности. Каждый из этих элементов является обязательным, если ЕС хочет преодолеть кризис своего существования.

Понимаем ли мы, немцы, нашу общеевропейскую ответственность? Совсем не похоже на это. Более того, Германия редко была столь же изолирована, как сейчас. Мало кто понимает нашу догматическую политику строгой экономии, которая идет вразрез со всем имеющимся опытом, и почти все считают, что мы сильно сбились с курса, а то и вовсе начинаем выезжать на полосу встречного движения. Даже сейчас еще не поздно сменить направление, но теперь у нас есть только несколько дней и недель, возможно, месяцев, но не несколько лет.

Германия дважды в XX веке разрушала себя (и европейский порядок), но затем убедила Запад в том, что сделала правильные выводы. Именно этим способом (наиболее ярко проявившимся в ее содействии проекту ЕС) Германии удалось добиться согласия на свое воссоединение. Было бы и трагично, и иронично, если бы восстановленная Германия мирными средствами и из наилучших побуждений спровоцировала разрушение европейского порядка в третий раз.