3

Устойчивый подъем Азии?

НЬЮ-ДЕЛИ. Сегодня вопрос о том, означает ли подъем Азии упадок Запада, является любимой темой международных дискуссий. Но нынешний акцент на экономическое недомогание в Европе и Соединенных Штатах отвлекает внимание от многих серьезных проблем, которые ставят под вопрос дальнейший успех Азии.

Надо отметить, что сегодняшнее продолжающееся мировое перемещение могущества в первую очередь связано с феноменальным экономическим ростом Азии, скорость и масштабы которого не имеют аналогов в мировой истории. С самыми быстрорастущими экономиками мира и военными расходами, ожесточенной конкуренцией ресурсов и самыми серьезными горячими точками, Азия, очевидно, обладает ключом к будущему мировому порядку.

Но Азия сталкивается с серьезными ограничениями. Она должна справиться с укоренившимися территориальными и морскими спорами, такими как споры в Южно-Китайском море; пагубным историческим наследием, которое давит на наиболее важные межгосударственные отношения; все более горячим национализмом; ростом религиозного экстремизма; а также обострением конкуренции за воду и энергоресурсы.

Кроме того, политическая интеграция в Азии сильно отстает от экономической интеграции, и, что осложняет ситуацию, у нее нет основы безопасности. Региональные механизмы консультаций по-прежнему слабые. Также продолжают сохраняться различия по поводу того, следует ли распространить архитектуру безопасности или сообщество во всей Азии или ограничиться плохо определенной «Восточной Азией».

Одной из главных проблем является то, что, в отличие от кровавых войн в Европе в первой половине двадцатого века, которые сделали войну немыслимой в этом регионе сегодня, войны в Азии во второй половине двадцатого века только усилили горькое соперничество. Некоторые межгосударственные войны велись в Азии с 1950 года, когда началась корейская война и аннексия Тибета, которые не решили основные азиатские споры.

Наиболее значимый пример состоит в том, что Китай проводил военные вмешательства, даже когда он был бедным и переживал внутренние беспокойства. В докладе Пентагона 2010 года говорится о военном приоритете в Китае в 1950, 1962, 1969 и 1979 годах во имя стратегической обороны. Также в 1974 году произошел захват Китаем вьетнамских Парасельских островов, а в 1995 году на фоне протестов со стороны Филиппин был оккупирован Риф Мисчиф на островах Спратли. Эта история помогает объяснить, почему быстрорастущая военная мощь Китая вызывает большое беспокойство в сегодняшней Азии.

В действительности, с тех пор как Японии выросла до статуса мировой державы во время правления императора Мэйдзи (1867-1912), не было другой незападной державы с таким потенциалом формирования мирового порядка. Но есть важное отличие: рост Японии сопровождался упадком других азиатских цивилизаций. В конце концов, в девятнадцатом веке европейцы колонизировали большую часть Азии, не оставляя места другим азиатским державам, которые могли бы обуздать Японию.

Сегодня Китай растет вместе с другими важными азиатскими странами, включая Южную Корею, Вьетнам, Индию и Индонезию. Хотя сегодня Китай обогнал Японию, став второй по величине экономикой в мире, в обозримом будущем Япония останется сильной державой. В расчете на душу населения Япония по-прежнему в девять раз богаче, чем Китай, и она обладает крупнейшим военно-морским флотом в Азии и наиболее передовой высокотехнологичной промышленностью.

Когда Япония стала мировой державой, последовали имперские завоевания, в то время как импульсы роста китайской экспансии, в некоторой степени, сдерживаются другими азиатскими державами. В военном отношении Китай не в состоянии захватить территории, которые он жаждет. Но его расходы на оборону росли почти вдвое быстрее, чем ВВП. И, проводя территориальные драки со своими соседями и преследуя мускульную внешнюю политику, лидеры Китая вынуждают другие азиатские государства более тесно сотрудничать с США и между собой.

Китай, кажется, идет по тому же пути, который сделал Японию агрессивным, милитаристским государством с трагическими последствиями для региона ‑ и для Японии. Реставрация Мэйдзи привела к укреплению военной власти под лозунгом «обогащайте страну и укрепляйте армию». Военные, в конечном счете, стали настолько сильны, что смогли диктовать свои условия гражданскому правительству. То же самое может произойти и в Китае, где коммунистическая партия становится все более зависимой от военных для сохранения своей монополии на власть.

В более широком смысле динамика сил в Азии, вероятно, останется текучей, с новыми или перемещающимися альянсами, а усилившийся военный потенциал продолжит бросать вызов стабильности в регионе. Например, по мере того как Китай, Индия и Япония маневрируют для получения стратегического преимущества, они трансформируют свои взаимоотношения, способствуя более тесному стратегическому взаимодействию между Индией и Японией и обостряя конкуренцию между ними и Китаем.

Будущее не будет принадлежать Азии только потому, что она является самым крупным в мире, самым густонаселенным и наиболее динамично развивающимся континентом. Размер не обязательно является активом. Исторически сложилось так, что небольшие, стратегически ориентированные государства становились мировыми державами.

На самом деле, с гораздо меньшим количеством людей в Азии будет лучший баланс между численностью населения и имеющимися природными ресурсами, включая воду, продовольствие и энергию. В Китае, например, нехватка воды по официальным оценкам обойдется примерно в 28 млрд долларов США в годовом промышленном производстве, хотя Китай, в отличие от ряда других азиатских стран, включая Индию, Южную Корею и Сингапур, не вошел в составленный ООН список стран, испытывающих дефицит водных ресурсов.

В дополнение к своим растущим политическим проблемам и проблемам природных ресурсов, Азия сделала ошибку, отдавая слишком большую важность росту ВВП в ущерб другим показателям развития. В результате, в Азии растет неравенство, распространяется коррупция, внутреннее недовольство растет, а деградация окружающей среды становится серьезной проблемой. Хуже того, многие азиатские государства приняли экономические ценности Запада, отвергнув его политические ценности.

Так что не будем заблуждаться. Проблемы Азии являются более серьезными, чем те, с которыми сталкивается Европа, которая воплощает в себе всестороннее развитие больше, чем любая другая часть мира. Несмотря на китайскую ауру неизбежности, далеко не очевидно, что Азия с ее актуальными внутренними проблемами сможет возглавить глобальный рост и сформировать новой мировой порядок.