10

Цена событий 11 сентября

НЬЮ-ЙОРК. 11 сентября 2011 года террористические атаки Аль-Каиды должны были нанести урон Соединенным Штатам, и они это сделали, но таким образом, каким Усама бен Ладен, возможно, даже не представлял себе. Ответ президента Джорджа Буша-младшего на эти атаки поставил под угрозу основные принципы Америки, подорвав ее экономику и ослабив ее безопасность.

Нападение на Афганистан, последовавшее за атакой 9/11 было объяснимым, но последующее вторжение в Ирак было абсолютно не связано с Аль-Каидой настолько, насколько Джордж Буш пытался установить связь между ними. Эта война на усмотрение быстро стала очень дорогой – на несколько порядков превысив заявлявшиеся вначале 60 миллиардов долларов ‑ по причине колоссальной некомпетентности, помноженной на бесчестное искажение фактов.

Действительно, когда мы с Линдой Билмс подсчитывали расходы американской войны три года назад, при консервативном подсчете сумма составила 3-5 триллионов долларов. С тех пор расходы возросли еще больше. Поскольку почти 50 % вернувшихся солдат имеют право на выплаты по различным степеням инвалидности, а также 600 000 человек до сих пор проходят лечение в ветеранских медицинских учреждениях, то по нашей оценке будущие выплаты по инвалидности и медико-санитарные расходы составят 600-900 миллиардов долларов. А социальные расходы, связанные с самоубийствами ветеранов (число которых превысило 18 в день за последние годы) и семейными разрывами, вообще не поддаются точному учету.

Даже если бы Буш был прощен за то, что он вовлек Америку и большую часть остального мира в войну, используя ложные доводы, а также за сокрытие сведений о стоимости всего предприятия, все равно нет никакого оправдания за выбранный им способ ее финансирования. Это была первая в истории война, полностью оплаченная в кредит. Пока Америка шла в бой с уже возросшим дефицитом из-за снижения налогов в 2001 году, Буш решил окунуться в еще один раунд налогового «послабления» богатым.

Сегодня Америка сосредоточена на проблемах безработицы и дефиците бюджета. Обе эти угрозы будущему Америки, возможно, в большей, чем кажется, степени связаны с войнами в Афганистане и Ираке. Увеличение расходов на оборону вместе со снижением Бушем налогов является одной из основных причин, из-за которых Америка перешла от профицита бюджета в размере 2% от ВВП на момент, когда был избран Буш, к тяжелейшему дефициту и долговой позиции на сегодня. Прямые государственные расходы на эти войны до сих пор составляют примерно 2 триллиона долларов – 17 000 долларов с каждой семьи в Соединенных Штатах с увеличением еще на 50 % счетов, которые они вынуждены будут оплатить в итоге.

Более того, как мы с Билмс утверждаем в нашей книге «Война ценой в три триллиона долларов», эти войны внесли свой вклад в макроэкономическое ослабление, которое усугубило дефицит и долговое бремя Америки. Затем, как это происходит и сейчас, волнения на Ближнем Востоке привели к росту цен на нефть, что заставило американцев тратить деньги на импорт нефти, которые они могли бы в противном случае потратить на покупку товаров, произведенных в США.

Но потом Федеральная резервная система США спрятала это ослабление в созданный ею жилищный пузырь, который привел к потребительскому буму. И теперь потребуются годы для того, чтобы преодолеть полученную в результате этого чрезмерную задолженность и переизбыток недвижимости.

Как ни странно, войны подорвали американскую (и мировую) безопасность способами, которые бен Ладен не мог себе и представить. Непопулярные войны усложнили бы военную вербовку при любых обстоятельствах. Но поскольку Буш пытался обмануть Америку относительно размеров затрат на войны, он не обеспечивал войска, отказываясь даже от основных расходов – скажем на бронированные и устойчивые к взрывам мин транспортные средства, необходимые для защиты жизней американцев, или на адекватную медицинскую помощь для возвращающихся ветеранов. Американский суд недавно постановил, что права ветеранов были нарушены. (Примечательно, что администрация Обамы заявляет, что право ветеранов на обращение в суд должно быть ограничено!)

Перенапряжение военных сил предсказуемо привело к нервной реакции на их использование, а знание других об этом угрожает еще больше ослабить американскую безопасность. Но настоящей силой Америки, большей, чем ее военная и экономическая мощь, является ее «мягкая сила», ее моральный авторитет. Но и он тоже был ослаблен: поскольку в США нарушаются основные права человека, такие как habeas corpus (обязательное рассмотрение дел арестованных в суде) и право не подвергаться пыткам, ее давняя приверженность нормам международного права была поставлена под сомнение.

В Афганистане и Ираке США и их союзники знали, что долгосрочную победу можно одержать, только завоевав умы и сердца. Но ошибки в первые годы этих войн усложнили эту и так сложную битву. Сопутствующий военный ущерб был огромным: по некоторым подсчетам более миллиона иракцев погибли по причинам, непосредственно или косвенно связанным с войной. Согласно некоторым исследованиям, по крайней мере 137 000 гражданских лиц погибли насильственно в Афганистане и Ираке в течение последних 10 лет; только среди иракцев насчитывается 1,8 миллиона беженцев и 1,7 миллиона вынужденно перемещенных лиц внутри страны.

Не все последствия были катастрофическими. Дефицит, который так сильно вырос вследствие американских войн в долг, сейчас вынуждает США противостоять реальности бюджетных ограничений. Расходы Америки на военные нужды все еще остаются практически равными суммарным расходам всего остального мира, и это спустя два десятилетия после окончания холодной войны. Некоторые из расходов, направленных на дорогостоящие войны в Афганистане и Ираке и более глобальную войну с терроризмом, большей частью тратились впустую на вооружения, которые не работают против врагов, которых не существует. Теперь, наконец, эти ресурсы могут быть перераспределены, и США, скорее всего, получат больший уровень безопасности за меньшую цену.

Аль-Каида, пока не побежденная, все же больше не кажется такой огромной угрозой, какой она казалась после атаки 9/11. Но цена, заплаченная за то, чтобы достичь этого, в Соединенных Штатах или где-либо еще, была огромна и по большей части необязательна. И наследие этого будет еще очень долго нас преследовать. Это поощряет нас хорошо подумать перед тем, как что-то сделать.