Friday, August 22, 2014
0

Новый переворот в экономике

Великая Депрессия выдвинула теорию Джона Мейнарда Кейнса на передний план в экономической политике. Основная идея "кейнсианства" заключалась в том, что капиталовложения частного сектора нестабильны по своей сути, что объясняется личными предпочтениями частных инвесторов, их подверженности модным тенденциям, а также же непостоянностью "жизненной энергии" предпринимателей, или же тем, что снижение цен нарушает функционирование финансовой системы.

Сторонники кейнсианства считали, что осторожная кредитно-денежная политика, в которой центральным банкам отводится функция регулирования ставки процента с целью обеспечения большей стабильности инвестиционных расходов частного сектора, могла внести значительный вклад в стабилизацию экономики. Однако они также полагали, что правительство должно быть готово к прямому вмешательству посредством экспансивной финансово-бюджетной политики, чтобы обеспечить стабильность общего уровня расходов в экономике. Такая политика, по их мнению, была способна навсегда отогнать призрак массовой безработицы, подобной той, что имела место во время Великой Депрессии. Более того, таким образом можно было бы обеспечить практически полную занятость трудоспособного населения.

Сторонники кейнсианства предвидели и то, что практически полная занятость населения приведет к возрастанию угрозы инфляции. Действительно, зачем было рабочим и профсоюзам умерять свои требования повышения заработной платы, если правительство увеличивало государственные расходы при малейшем признаке роста безработицы? Основное препятствие при выдвижении требований увеличения заработной платы, а именно страх потерять работу в случае повышения уровня безработицы, было ликвидировано. Что могло стать ему заменой?

Для первого послевоенного поколения (начиная с 1945 года) такой заменой в подавляющем большинстве случаев стала корпоратистская социал-демократия. Профсоюзам пришлось подчиниться просьбе правительства смягчить свои требования увеличения заработной платы, в то время как правительство, в свою очередь, постаралось удовлетворить требования профсоюзов в отношении государственных расходов и социального страхования.

Согласно кейнсианской экономической теории, Великая Депрессия не должна была повториться никогда. Однако предложенное кейнсианством решение проблемы ползучей инфляции оказалось временным и потерпело окончательных крах в 70-х годах. В результате вспышки инфляции в ведущих индустриальных странах в 70-е годы, господствующей тенденцией в экономической политике этих стран стал частичный монетаризм.

Победа Милтона Фридмана никогда не была такой полной, как когда-то победа кейнсианства, однако уже к середине 80-х годов при формулировании и проведении экономической политики во всем мире опирались на следующие принципы:

Центральные банки должны выполнять свои обязательства по обеспечению долгосрочной стабильности цен;

Центральные банки должны признать, что средний уровень безработицы определяется не циклическими, а "структурными" факторами, заниматься которыми не входит в их функции;

Объявление об установлении целевых ориентиров роста денежной массы и стремление к их достижению является легким для центральных банков способом донести до общественности суть своих основных намерений, повысить доверие к себе и обеспечить возможность внешнего контроля над тем, действительно ли проводится трезвая финансовая политика.

Монетаризм был зеркальным отображением кейнсианства. Казалось, он предоставлял гарантии того, что нечто подобное инфляции 70-х годов никогда не повторится. Однако монетаризм не предлагал решения проблемы структурной безработицы, возникшей в Западной Европе. Последние пятнадцать лет продемонстрировали, что монетаризм неспособен справиться с проблемой снижения цен в условиях существования большого количества компаний и банков с высокой долей заемных средств в пассивах, точно также как кейнсианские предписания оказались неэффективны при решении проблемы инфляции.

В 70-х и начале 80-х годов многие (и я в том числе) считали неспособность социал-демократических систем контролировать инфляцию результатом неправильных решений. Политики не понимали, что расширение системы социального страхования было неизбежной ценой, которую приходится платить за сдерживание роста заработной платы, в то время как лидеры профсоюзов, в свою очередь, не осознавали, что, не сдерживай корпоратистская социал-демократия инфляцию, политическая власть сместилась бы вправо, и тогда для обуздания инфляции уже использовали бы высокий уровень безработицы.

Сегодня многие считают причиной тревожной экономической ситуации в ведущих промышленных странах мира - продолжающегося уже более десяти лет застоя в Японии, дефляции в Японии и Германии, экономического спада в Германии - неправильные решения. Например, японский и европейский центробанки не понизили процентные ставки на необходимый уровень в достаточно короткий срок, или банковский сектор испугался роста спекулятивных займов, в то время как политики проявили нежелание расширить финансово-бюджетную политику достаточным образом и т.д.

Однако от политиков и управляющих центральными банками нельзя всегда ожидать принятия правильных решений: хорошая политика должна быть продумана настолько, чтобы функционировать соответствующим образом и тогда, когда сами политики не отличаются дальновидностью или пользуются плохими советами. Инфляция 70-х годов была результатом естественного краха кейнсианской политэкономии. Дефляция, угрожающая Японии, Европе и, наверное, Соединенным Штатам, с перспективой продолжительного периода крупных расхождений между потенциальным и фактическим объемом производства является естественным крахом частичного монетаризма, господствующего в макроэкономической политике ведущих промышленных стран мира с начала 80-х годов.

Итак, мы ходим по кругу. Но это и не совсем круг: ни одно правительство не допустило бы повторения кризиса ликвидности 30-х годов, или краха банков и компаний в масштабе, поставившем под угрозу всю финансовую систему. Это восходящая спираль. Мировые макроэкономические проблемы не приведут к еще одной Великой Депрессии - по больше части потому, что при выборе экономической политики нельзя не помнить, что однажды уже была Великая Депрессия.

Нам необходима еще одна революция в экономическом и политическом мышлении подобная кейнсианству и частичному монетаризму - переворот, при котором не будут (полностью) забыты достижения предшественников, но будут искоренены их ошибки.

Что же может произвести такой переворот? Возможно, следующая революция в экономике будет вызвана такими вопросами, занимавшими главу Федерального Резерва США Бена Бернанке на протяжении всей его карьеры, как, например, цена активов, воздействие неблагоприятного выбора на состояние кредитных рынков и необходимость расширения деятельности центральных банков в кризисных ситуациях за пределы проведения краткосрочных операций на открытом рынке. Бен Бернанке считает, что банки должны стараться заниматься и другими делами - такими как, например, определение минимального курса основных долгосрочных облигаций. Ну, так кто за бернанкеизм?

Hide Comments Hide Comments Read Comments (0)

Please login or register to post a comment

Featured