Wednesday, October 1, 2014
0

Заблудший континент

ЛОНДОН. Будучи родиной одной шестой части населения мира, но производя лишь одну сороковую мирового ВВП, Африка является самой очевидной жертвой мирового экономического кризиса. Ожидается, что темпы экономического роста данного континента, составившие 5% за последние пять лет, сократятся в 2009 г. вдвое. Экономика некоторых стран, таких как Ангола, стремительно сокращается. В других странах кризис смёл выгоды нескольких лет экономических реформ. Многие африканцы вновь окажутся в полной нищете.

Экономисты развивающихся стран в отчаянии заламывают руки: Африка не поддаётся никаким самым их лучшим попыткам создать экономическое чудо. В 1960 г., накануне деколонизации, реальный ВВП на душу населения в странах Африки южнее Сахары был почти в три раза выше, чем в Юго-Восточной Азии, и ожидалось, что африканцы станут жить в среднем на два года дольше. В течение следующих 50 лет реальный ВВП на душу населения вырос в Африке на 38%, а люди стали жить дольше на девять лет. В то время как в Юго-восточной Азии ВВП на душу населения вырос на 1000%, а люди стали жить дольше на 32 года.

Вначале решение для слаборазвитой Африки казалось очевидным. Африке был нужен капитал, но у неё не было сбережений. Следовательно, деньги надо было предоставить извне – сделать это должны были такие институты, как ВБРР. Поскольку идея извлечения коммерческой выгоды с помощью процентов, взимаемых со страдающих от голода людей, выглядела как ростовщичество, кредиты должны были предоставляться на льготных условиях – фактически, в виде помощи.

Идея крупной безвозмездной помощи бедным странам стала панацеей. Она легко распространялась и хорошо сочеталась с гуманными инстинктами людей. Она также смягчала вину колониализма, подобно тому как некоторые родители дарят детям дорогие подарки, пытаясь восполнить таким образом их недосмотр или неправильное воспитание. Но ничего хорошего эта идея не принесла. Бóльшая часть помощи была разворована или растрачена впустую. Несмотря на восьмикратное увеличение помощи на душу населения для Демократической Республики Конго с 1960 по 2007 гг., реальный ВВП на душу населения снизился за тот же период на две трети.

Новый призыв зазвучал как «не помощь, а торговля». Данная идея, выдвинутая в 1980‑е гг. экономистом Питером Бауером, стала для политики «Вашингтонского консенсуса» панацеей от всех бед. Стало модно говорить, что Африка догонит остальной мир лишь в том случае, если ослабит госрегулирование экономики и сделает ставку на экономический рост за счёт экспорта, как это сделали страны Юго-Восточной Азии, в которых произошло «экономическое чудо». Консультанты ВБРР и МВФ посоветовали африканским правительствам прекратить субсидирование «национальных монополий» и убрать торговые барьеры. Помощь, снизившаяся в объёмах, должна была предоставляться на условии ослабления госсектора экономики.

К 1996 г. лишь 1% населения стран Африки южнее Сахары работало в качестве государственных служащих, в то время как в других развивающихся регионах данная цифра составила 3%, а в странах ОБСЕ – 7%. Однако, несмотря на ослабление роли госсектора, Африка не сделала скачок к процветанию. Нагло бросая вызов экономической теории, тот небольшой капитал, который имеется в Африке, просачивается за пределы континента и инвестируется в богатые страны, уже обладающие значительным капиталом.

Тогда экономисты стали говорить, что проблема Африки заключается в том, что в ней нет эффективных государств. Государственное устройство многих стран оказалось «бракованным» и не могло обеспечить даже минимальных условий безопасности и здравоохранения. На обладающие 15% мирового населения страны Африки южнее Сахары приходилось 88% смертей всего мира, связанных с вооружёнными конфликтами, и 65% жертв СПИДа. То, что историки знают уже 2 000 лет и что было также известно классическим экономистам XVIII века, в 1990-х гг. внезапно поразило новое поколение математических экономистов как вспышка молнии – благосостояние зависит от наличия хорошего правительства.

Но как же получить хорошее правительство? Восстановление или поддержка того или иного правительства вызывает в воображении людей ненавистный призрак колониализма. В конце концов, несмотря на все свои пороки, колониализм обеспечил наличие необходимых условий экономического развития – мира и безопасности. В настоящее время все рассуждения о способах развития сводятся, в основном, к вопросу о том, как можно добиться наличия данных необходимых условий сокращения бедности и экономического роста без колониализма.

Наиболее интересные мысли по данной теме высказывает экономист из Оксфорда Пол Колиер. Он считает, что многие африканские страны попали в одну или несколько ловушек экономического развития, вырваться из которых чрезвычайно трудно. Более того, как только та или иная страна попадает в одну из них, она может очень легко попасть в следующую. Бедность делает страну подверженной конфликтам, а наличие конфликта делает страну бедной. На что может надеяться бедная страна, разрываемая на части гражданской войной?

Повторяя слова британской военной миссии в Сьерра-Леоне, Колиер высказывается за военное вмешательство в тех случаях, когда оно целесообразно для поддержания мира. Он также за идею международного участия с целью обеспечения мира после прекращения конфликтов. Но непрерывная международная помощь должна быть ограничена добровольным предоставлением образцов умелого правления.

Образцы стандартных процедур того, как правительствам следует обеспечивать прозрачность государственных расходов, или того, как иностранным ресурсодобывающим компаниям следует отчитываться о своих прибылях, облегчат возможности стандартизованного сравнения местными политическими активистами, а также обеспечит правительствам источник законности. Много обсуждаемая сертификационная программа «Процесса Кимберли» представляет собой опытный проект: алмазные компании добровольно отказываются от приобретения сырья в конфликтных регионах, пытаясь предотвратить финансирование за счёт таких алмазов воинствующих группировок. Это было бы хорошо для бизнеса, поскольку состоятельных западных клиентов сегодня отпугивает мысль о том, что они покупают «кровавые» драгоценности.

Региональная интеграция показала себя великолепно; просуществовав в Европе только последние 50 лет, она уже принесла европейцам множество политических и экономических выгод. Большое число фактов говорит о том, что интеграция может быть выгодной и для Африки, с учётом применения модели, подходящей к африканским условиям.

Данный проект стоит поддержать. К другим важным задачам, которым стоит уделить внимание, относится необходимость перехода огромной теневой экономики таких стран, как Гана, в официальный сектор. Обычно, для реализации подобных проектов требуется привлечение экспертных знаний международных специалистов, которым местные власти предоставляют определённые полномочия на своей территории.

То, что подобные предложения рассматриваются развивающимися странами как нечто уникальное, объясняется их бедностью. Однако до тех пор, пока через каждые 14 километров между Лагосом и Абиджаном (двумя лидирующими африканскими городами) будут установлены блокпосты, прогресс на местах будет медленным.

Здесь через границы идут потоки беженцев, пираты похищают суда, находят себе прибежище террористы, –  так что, хотя пути развития Африки могут быть лишь её собственным делом, очевидно, что её проблемы касаются не только её. Остальной мир больше не может позволять себе смиряться с бедностью Африки. Но 50 лет безуспешных попыток что-либо изменить говорят о том, что у мирового сообщества нет чёткого представления о том, что делать.

Hide Comments Hide Comments Read Comments (0)

Please login or register to post a comment

Featured