13

Метафора для Обамы

НЬЮ-ХЕЙВЕН – Начался второй срок президентства Барака Обамы в США, и теперь ему нужен простой способ выразить свое видение политики в области экономики – метафора, вокруг которой смогут объединиться те, кто поддерживают его политику, тем самым повышая политическую эффективность его администрации. Итак, что заставляет удачную метафору работать?

В 2008 года Обама использовал в своей кампании слоган «Перемены, в которые мы верим». Но метафора «перемены» не подходит для нового правительства: она не выражает ни одну из применяемых политик. Как и «Надежда» или «Да, мы сможем!».

В своей кампании 2012 года Обама использовал слоган из одного слова «Вперед!». Опять же, он не олицетворяет собой ни одну из политик или лежащую в их основе философию. Любой политик, будь то либерал или консерватор, хочет двигаться вперед, а не назад.

Слоганы Обамы являются примерами «мертвых метафор»: они не являются частью общей концептуальной схемы.

Напротив, в 1930-х годах президент Франклин Рузвельт использовал метафору, которая жива и по сей день. Идея «нового курса» (new deal) была сформулирована во время его первой избирательной кампании на пост президента в 1932 году, хотя тогда он еще смутно понимал, что значит этот термин.

Видимо, Рузвельт или его спичрайтеры позаимствовали этот термин из книги Стюарта Чейза «Новый курс», опубликованной в 1932 г. и адаптированной в том же году для статьи в журнале «Новая Республика», заглавие которой было вынесено на обложку этого журнала. Чейз описал свой новый курс в общих чертах как «радикальный и прогрессивный пересмотр экономической структуры без полного разрыва с прошлым». И, хотя конкретные политические предложения в книге имеют мало общего с последующими действиями Рузвельта, название содержит прямой призыв, который он, должно быть, распознал.

«Новый курс» предстал в образе коммерческой сделки, как выкуп компании или поощрительные пакеты для руководящего состава – то, из-за чего договаривающиеся стороны торгуются и с чем соглашаются. Он не вводился принудительно. Назвав курс сделкой (в англ. deal – означает также сделка), Рузвельт показал, что план не направлен против бизнеса: это было предложение работать, участвовать, не упускать возможность. И поскольку сделки могут быть хорошими или плохими, справедливыми или нечестными, слово «новый» придавало метафорическую глубину, подчеркивая, что сделка Рузвельта была лучше, честнее и более привлекательной.

Метафору приняло подавляющее большинство избирателей, которые поддерживали мандат Рузвельта по восстановлению ослабевшей экономике пусть в инновационных, но все еще капиталистических рамках. Некоторые из инициатив его администрации, как то создание Комиссии по ценным бумагам и биржам, некоторое время казались направленными против бизнеса, но их уже давно признали как благотворно влияющие на конкуренцию и динамичность, так как они ограничивают нечестное или манипулятивное поведение.

Метафоры, как оказалось, это не просто слова. Современные нейронауки выяснили, что метафорам присуще творчество, поскольку их использова��ие активизирует разные области мозга, связанные с их различными значениями. Хорошие метафоры – это те, которые устанавливают правильные интуитивные связи в нашем мозге. Например, лучшие результаты в изучении звука и света были достигнуты, когда ученые представили их в виде морских волн.

Разработка хорошей метафоры для второго срока Обамы – само по себе задание для интуитивной творческой мысли, которая повлечет за собой переосмысление того, что же он предложит в свой второй срок. Хорошая метафора может воплотить идею о «вовлекающей экономике». Слово «вовлекающая» сильно резонирует: Американцы не хотят больше государственного управления как такового; скорее, они хотят, чтобы государство вовлекло больше людей в рыночную экономику. Опросы общественного мнения показывают, что прежде всего американцы хотят рабочие места – это и есть начало процесса вовлечения.

Аналог книги Чейза сегодня – бестселлер 2012 года «Почему нации терпят поражения» экономиста Дарона Асемоглу и политолога Джеймса Робинсона. Асемоглу и Робинсон утверждают, что в широком спектре истории политические приказы, которые вовлекают всех в экономические процессы, чаще успешны в долгосрочной перспективе.

Время, кажется, пришло для воплощения этой идеи, и это подкрепляется триумфом вовлекающей экономики, которую символизирует сам Обама. Следующий шаг в создании метафоры – оформить идею экономической вовлеченности.

Самый большой успех первого срока Обамы был связан с вовлекающей экономикой. Закон о доступности здравоохранения («Obamacare ») обеспечивает большему количеству людей возможность получать медицинское обслуживание – и привлекает больше людей к частному страхованию, – чем когда-либо прежде в Соединенных Штатах. В рамках финансовой реформы Додда-Франка было основано Бюро по финансовой защите потребителей, следящее за тем, чтобы частные финансовые продукты служили на благо обществу, а также были созданы стимулы для того, чтобы производные финансовые инструменты торговались на публичных рынках. В том числе, он подписал закон «JOBS Act», предложенный оппонентами от республиканцев и направленный на создание веб-сайтов коллективного финансирования, что позволяет мелким инвесторам участвовать в открытии новых предприятий (стартапов).

Мы еще не достигли вершин экономического вовлечения. Есть еще сотни других возможностей, включая улучшение образования инвесторов и финансовых консультантов, более гибкие ипотечные кредиты, улучшенные виды секьюритизации, больше возможностей страхования для более широкого спектра рисков для жизни, более эффективное управление карьерными рисками. Больший прогресс на пути к комплексным рынкам государственных фьючерсов и производных финансовых инструментов должен помочь, как и политика поощрения развивающихся стран мира участвовать в экономике США. (Действительно, метафора о вовлечении имеет глобальный характер; если бы Обама использовал ее в прошлом, его экономическая политика могла бы быть менее протекционистской.)

Правильная метафора включит эти идеи, или прочие, в американские планы на будущее, которые, как и «Новый курс», выстроятся в логичную последовательность, как только будут воплощены в жизнь. 29 января Обама огласит свое первое за новый срок послание Президента США Конгрессу «О положении в стране». Ему стоит подумать о том, каким образом выразить – ярко и убедительно – принципы, которыми он руководствовался в принятии решений до сих пор и которые проложат путь Америки в будущее.