Thursday, October 23, 2014
0

Здоровье американской политики

КЭМБРИДЖ. Когда Конгресс Соединённых Штатов одобрил план Барака Обамы по распространению сферы действия здравоохранения почти на всех американцев, то был принят самый важный общественный закон, какой страна не видела с 60-х годов. Хотя республиканская оппозиция ещё сильна, этот закон стал значительной внутриполитической победой Обамы.

Его принятие также имеет более широкие последствия, потому что, как и избирательная кампания Обамы в 2008 году, он ставит вопросы относительно здоровья американской политической системы. В конце концов, когда-то широко утверждалось, что афро-американец не сможет стать президентом без поддержки политической машины.

Недавно многие обозреватели утверждали, что замкнутая политическая система Америки не позволит стране превратить свои огромные властные ресурсы в лидерство. Как заявил недавно один проницательный журналист, «Америка всё ещё имеет средства задуматься о почти любой своей структурной слабости ... использовании энергии, затратах на медицину, правовом воспитании и перемещении рабочей силы, чтобы возродить крепкий средний класс. Это – американская трагедия начала 21 века: полная жизни, самообновляемая культура, которая привлекает таланты со всего мира, и руководящая система, которая всё более похожа на пародию».

Преобразование энергии – превращение властных ресурсов в эффективное влияние – это давнишняя проблема США. Конституция основана на либеральных взглядах восемнадцатого века, предполагающих, что власть лучше контролируется при помощи её разделения и уравновешивающих ограничений и противовесов.

Во внешней политике американская конституция всегда способствовала тому, чтобы президент и Конгресс боролись за власть. Сильные экономические и этнические группы нажима борются за свои эгоистичные определения национальных интересов. Конгресс всегда обращает внимание на скрипучие колёса, и группы влияния навязывают ему принятие той или иной внешнеполитической тактики, кодекса поведения и санкций к другим странам. Как однажды заметил Генри Киссинджер, «то, что представляется зарубежными критиками как стремление к доминированию, очень часто является реакцией на внутреннее давление группировок».

Кумулятивный эффект, продолжал Киссинджер, «приводит американскую внешнюю политику к одностороннему агрессивному поведению. Потому что, в отличие от дипломатических связей, которые обычно приглашают к диалогу, законодательство превращается в строгую рекомендацию, практически равнозначную ультиматуму».

Существует также проблема снижения общественного доверия к политическим институтам в США. В 2010 году только один из пяти американцев заявил, что доверяет правительству и считает, что оно действует в основном правильно. Как сказал бывший чиновник администрации Клинтона Уильям Галстон, «доверие никогда не бывает более важно, чем в моменты, когда граждан просят делать пожертвования во имя светлого будущего. Недоверие к правительству, которое обращается с такой просьбой, могло бы быть предвестником – даже причиной – национального упадка».

США частично основаны на недоверии правительству, давняя традиция, прослеживаемая до Томаса Джефферсона, утверждает, что американцам не следует слишком много беспокоиться о низком уровне доверия правительству. Когда вопрос стоит не о повседневном управлении, а о лежащей в основе конституционной структуре, общественность настроена позитивно.

Действительно, если вы спросите американцев о том, где лучше всего жить, 80% ответят, что в Америке. Если вы спросите, нравится ли им их демократическая система правления, 90% ответят «да». Мало кто считает, что система прогнила и должна быть свергнута.

Некоторые аспекты текущего настроения, вероятно, цикличны, в то время как другие представляют недовольство политическими спорами и застоем. Это верно, если сравнить с недавним прошлым, то политика партий стала более поляризованной. Но в грязной политике нет ничего нового, и множество свидетельств потери доверия к правительству дают нам данные опросов общественного мнения, в которы�� оцениваются ответы, зависящие от того, как ставятся вопросы. Более того, резкое падение произошло более четырёх десятилетий назад, в конце 60-х – начале 70-х годов.

Это не означает, что выражения падающего доверия к правительству не проблематичны. Каковы бы ни были причины падения, если общественность не желает обеспечивать такие ключевые ресурсы, как налоговые поступления, или добровольно соблюдать законы, или если молодые люди отказываются идти на государственную службу, то возможности правительства будут ослаблены и люди будут ещё более недовольны им. Атмосфера недоверия может также послужить толчком к экстремистским действиям со стороны психически неуравновешенных людей, к таким, как взрыв в здании федерального офиса в Оклахома-сити в 1995 году.

До сих пор такие поведенческие результаты, кажется, ещё не материализовались. Налоговое управление не видит увеличения налогового мошенничества. По многим оценкам правительственные чиновники стали менее коррумпированными, чем в предыдущие десятилетия, и Всемирный банк присваивает Америке высокий рейтинг (выше девяностого процентиля) «контроля над коррупцией».

Более того, после 40-летнего снижения числа проголосовавших на президентских выборах с 62% до 50%, падение прекратилось в 2000 году, а в 2008 число голосующих вернулось на уровень в 58%. Кажется, поведение граждан изменилось не так сильно, как их ответы в опросах общественного мнения. Три четверти американцев чувствуют себя связанными со своими общинами и говорят, что качество жизни там отличное или хорошее; 40% говорят, что для них самое важное – это работать с другими в своей общине.

В последние годы американская политика и политические институты стали более поляризованными, чем распределение мнений в американском обществе. Ситуация усугубляется экономическим спадом после 2008 года. Как недавно заключила передовица в газете TheEconomist, «американская политическая система была задумана таким образом, чтобы принятие законов на федеральном уровне не было лёгким. Её основатели полагали, что такой крупной страной, как Америка, легче управлять локально, чем в национальном масштабе… Так работает базисная система; но это не оправдание для того, чтобы игнорировать те области, где она могла бы быть реформирована», такие как избирательные округа в Палату представителей, где легко проходят предвыборные махинации, а также процедуры проваливания законов в Сенате путём затягивания принятия решений.

Посмотрим, сможет ли американская политическая система реформироваться и справиться с такими проблемами. Победа Обамы в здравоохранении, как и его избрание в 2008 году, показывают, что американская политическая система ещё не настолько прогнила, как пытаются внушить нам критики, приводя аналогии с падением Рима или других империй.

Hide Comments Hide Comments Read Comments (0)

Please login or register to post a comment

Featured