8

Основные экономические условия 2013 года

НЬЮ-ЙОРК – Состояние мировой экономики в этом году будет иметь некоторое сходство с состоянием в 2012 году. Ничего удивительного: перед нами год, в котором мировой экономический рост составит в среднем около 3%, но восстановление экономики будет проходить с разной скоростью – ниже желаемого уровня, на 1% в год, в развитых странах и близко к требуемым показателям, на 5% в год, – в развивающихся странах. Но и тут будут некоторые серьезные различия.

Болезненное сокращение доли заемных средств – уменьшение расходов и увеличение сбережений, чтобы сократить задолженность и использование кредитных средств – по-прежнему продолжается в большинстве развитых стран, что означает медленный экономический рост. Но в этом году жесткая экономия бюджетных средств затронет большинство развитых стран, а не только периферию еврозоны и Великобританию. На самом деле, жесткая экономия распространяется и на ядро еврозоны, США и другие развитые страны (за исключением Японии). Учитывая синхронизированное сокращение бюджетных расходов в большинстве развитых стран, следующий год, с его посредственным экономическим ростом, может привести к явному сокращению в некоторых странах.

Со слабым экономическим ростом в большинстве развитых стран оживление на рынке рисковых активов, которое началось во второй половине 2012 года, было спровоцировано не улучшением основных показателей, а, скорее, очередным раундом нетрадиционной кредитно-денежной политики. Центральные банки наиболее развитых стран мира – Европейский центральный банк, Федеральная резервная система США, Банк Англии и Швейцарский национальный банк – были вовлечены в некоторое количественное смягчение, и теперь к ним, скорее всего, присоединится Банк Японии, который, по инициативе нового правительства премьер-министра Синдзо Абэ, в последнее время склоняется к проведению более нетрадиционной политики. 

Кроме того, некоторые риски еще впереди. Во-первых, мини-сделка Америки по налогам не помогла ей полностью избежать «фискального обрыва». Рано или поздно очередная неприятная борьба ожидается по поводу предела задолженности, отложенного секвестра расходов и «резолюции о продолжающихся расходах» Конгресса (соглашение, которое позволит правительству функционировать в отсутствие закона об ассигнованиях). Рынки могут быть напуганы очередным фискальным обрывом. И даже текущие мини-сделки подразумевают значительное замедление – около 1,4% от ВВП – экономики, рост которой составил почти 2% за последние несколько кварталов.

Во-вторых, в то время как действия ЕЦБ позволили сократить риски последствий некоторых возможных событий в еврозоне – выход Греции и/или потеря доступа на рынки Италии и Испании – основные проблемы валютного союза так и не были решены. А вместе с политической неопределенностью они проявятся вновь в полную силу во второй половине этого года.

В конце концов, стагнация и явная рецессия – усугубляющиеся начальным этапом жесткой экономии, укреплением евро и текущим кредитным кризисом – остаются нормой для Европы. В результате, большие и потенциально нестабильные частные и государственные задолженности остаются. Кроме того, учитывая старение населения и низкий рост производительности, потенциальный объем производства, вероятно, будет постепенно уменьшаться, в отсутствие более резких структурных реформ, которые могли бы повысить конкурент��способность, не оставляя частному сектору причин для финансирования постоянного дефицита текущего счета.

В-третьих, Китаю приходится полагаться на очередной раунд валютных, налогово-бюджетных и кредитных стимулов, чтобы поддержать несбалансированную и неустойчивую модель экономического роста, основанную на чрезмерном экспорте и инвестициях в основной капитал, высоком уровне сбережений и низком уровне потребления. Ко второму полугодию ускорится снижение инвестиций в недвижимость, инфраструктуру и производственные мощности. И, поскольку новое руководство страны – консервативное, действующее постепенно и согласованно – вряд ли ускорит проведение реформ, необходимых для повышения доходов домашних хозяйств и сокращения сбережений, сделанных из предосторожности, уровень потребления относительно ВВП будет расти недостаточно быстро, чтобы их компенсировать. Итак, риск внезапного экономического спада возрастет к концу этого года.

В-четвертых, некоторые развивающиеся рынки – в том числе БРИК (Бразилия, Россия, Индия и Китай) и многие другие – в настоящее время испытывают замедление экономического роста. Их «государственный капитализм» ‑ где главная роль отводится государственным компаниям, особенно государственным банкам; действует ресурсный национализм; импортозамещающая индустриализация; финансовый протекционизм и контроль за прямыми иностранными инвестициями – это суть проблемы. Примут ли они реформы, направленные на увеличение роли частного сектора в экономическом росте, это еще предстоит выяснить.

Наконец, серьезные геополитические риски принимают угрожающие размеры. Весь Ближний Восток – от Магриба до Афганистана и Пакистана – социально, экономически и политически нестабилен. Арабская весна превращается в арабскую зиму. В то время как прямой военный конфликт между Израилем и США с одной стороны и Ираном с другой остается маловероятным, абсолютно очевидно, что переговоры и санкции не заставят иранских лидеров отказаться от создания ядерного оружия. Так как Израиль отказывается принимать наличие ядерного оружия у Ирана, а его терпение иссякает, настоящая война уже не за горами. Надбавки за риск на нефтяных рынках могут значительно вырасти, цены на нефть поднимутся на 20%, что приведет к негативному воздействию на экономический рост в США, Европе, Японии, Китае, Индии и других развитых и развивающихся странах, которые являются нетто-импортерами нефти.

Тогда как шансы возникновения «идеального шторма» – при котором бы все эти риски проявились в их самой опасной форме – достаточно низкие, любого из них достаточно, чтобы остановить мировую экономику и ввергнуть ее в рецессию. И хотя они могут возникать не в самых опасных формах, каждый из них рано или поздно проявится, так или иначе. В начале 2013 года риски ухудшения состояния мировой экономики набирают силу.