Thursday, April 24, 2014
Exit from comment view mode. Click to hide this space
0

А было ли выздоровление

НЬЮ-ХЕЙВЕН. В октябрьском « Обзоре мировой экономики » Международного валютного фонда объявлено, что «сильная государственная политика способствовала быстрому восстановлению промышленного производства, мировой торговли и розничных продаж». МВФ, вместе со многими лидерами государств, кажется, готов полностью признать такую стратегию для использования в период, который, возможно, будет концом мирового экономического кризиса.

Национальные лидеры и международные организации действительно заслуживают реального признания за то, что было сделано для появления некоторых признаков выздоровления экономики с весны этого года. Международная координация мировой экономической политики, оформленная в недавнем заявлении «большой двадцатки», беспрецедентна в истории.

Но допускают также и то, что мировые лидеры слишком поторопились заявлять о признании своей стратегии. В конце концов, рецессия обычно имеет тенденцию заканчиваться сама по себе, даже раньше, чем правительства принимают стратегию, направленную на стабилизацию. Например, в Соединенных Штатах экономические спады 1857-8, 1860-61, 1865-7, 1882-85, 1887-88, 1890-91, 1893-94, 1895-97, 1899-1900, 1902-04, 1907-8 и 1910-12 годов все закончились без помощи Федерального резервного банка, который открыл свои двери только в 1914 году.

Экономические теоретики давным-давно разработали модели, которые описывают, как рецессия заканчивается сама по себе. В своей книге « Цикл деловой активности », напечатанной в 1959 году , в главе с названием «Нижняя поворотная точка» экономист Кембриджского университета Р.С.О. Мэтьюс суммирует множество факторов, которые теоретики циклов деловой активности в его время оспаривали и не считали, что они автоматически способствуют выздоровлению экономики.

Например, спрос на средства производства может увеличиться, особенно в тех секторах производства, которые больше всего пострадали, после того как в результате рецессии физический капитал стал технологически устаревшим. Более того, процентные ставки имеют тенденцию снижаться во время рецессии, даже если нет центрального банка, стимулирующего дальнейший спрос на инвестиции.

Подобным образом, производство может расшириться, чтобы восстановить материально-производственные запасы, истощенные из-за сокращения выпуска продукции, в то время как непродуманные вмешательства, такие как значительные нововведения или изменения урожайности, во время рецессии могут произвести противоположный эффект. Удары, направленные снизу вверх в некоторых секторах имеют большее воздействие, чем удары, направленные сверху вниз в других секторах. На финансовом фронте, при банкротстве во время рецессии более слабых банков остаются выжившие, которые получают выгоду благодаря повышению к ним доверия со стороны общества, и, таким образом, они могут возобновить прибыльный бизнес.

Скорее некоторые из этих факторов, а не просто действия, предпринятые правительствами и многосторонними организациями, сыграли существенную роль в нынешнем улучшении экономики. Непредсказуемая психология человека также играет некоторую роль. Такие факторы действительно много значат при осуществлении экономического прогноза и при оценке успеха программы экономического выздоровления.

Можно начать с улучшения на фондовой бирже в марте этого года, которое было ошеломляющим. Возьмем данные Sampamp;P Composite, рост на 38% с марта по сентябрь был вторым по величине шестимесячным ростом с 1871 года, его превзошел только рост на 71% с февраля по август 1933 года, во время Великой депрессии. Этот рост тем более выдающийся, потому что он последовал за вторым по величине шестимесячным спадом, так как биржевые курсы упали на 38% с сентября 2008 года по март 2009. (Самый крупный шестимесячный спад был, как вы догадались, во время Великой депрессии, когда индекс упал на 47% с ноября 1931 года по май 1932 года).

Более того, это резкое улучшение наблюдалось во многих странах – и по многим активам, включая цены на нефть, золото и, в некоторых странах, жилую недвижимость.

Любая попытка понять причины этого улучшения, скорее всего, окажется бесполезной. Люди все еще затрудняются найти причины других важных улучшений рынка (1933 г., 1982 г. и т.д.). Рыночный бум, начавшись однажды, может продолжаться некоторое время, как некоего рода социальная эпидемия, и может стимулировать создание вдохновляющих историй о «новой эре», которые распространяются через средства массовой информации и из уст в уста. Сами истории способствуют усилению деловой активности, становясь частью обратной связи, которая поддерживает деловую активность.

Соглашения, достигнутые на последних встречах «большой двадцатки», являются темой для одной из таких историй, так как они наводят на мысль о возникновении новой эры международного сотрудничества и экономического профессионализма. Эта история, возможно, была преувеличена в «психологическом трактате по экономическому выздоровлению». Рассказ о «большой двадцатке» особенно популярен в развивающихся странах, так как то международное признание, которое получили развивающиеся страны благодаря участию в расширенной «большой двадцатке», является фактором, который с психологической точки зрения всегда найдет отклик.

Помимо этого, рассказы о банках с высокой прибылью, которые платят огромные премии своим управляющим, также заставили людей думать, что дела в мире бизнеса не так уж плохи. Злость на то, что кто-то получает эту прибыль и премии, только способствует распространению таких историй.

Но любой такой умозрительный подъем деловой активности по своему существу нестабилен, так как истории раскручиваются регулярно и с новыми потрясениями, влияние которых на рынок крайне неясно. Именно благодаря непомерному спекулятивному буму на биржевом рынке и на рынке жилья мы оказались в финансовой неразберихе.

Несомненно, правительства и многосторонние институты сделали несколько разумных попыток вернуть доверие. Но они не стали «инженерами» экономического выздоровления. Им повезло, «большая двадцатка», равно как и правительства, которые учредили комплекс мер по оздоровлению экономики, в настоящее время пожинают лавры кажущегося успеха.

Куда дальше пойдет наша все еще больная мировая экономика, так же непонятно, как непонятны и спекулятивные рынки, которые сыграли важную роль, как в финансовом кризисе, так и в выздоровлении. Мы можем только пожелать, чтобы в экономической политике можно было бы давать такие же четкие формулировки, как, скажем, в машиностроении. Но нет: здесь играют роль не только множество непонятных естественных периодически действующих факторов, но и причуды человеческой психологии.

Exit from comment view mode. Click to hide this space
Hide Comments Hide Comments Read Comments (0)

Please login or register to post a comment

Featured