Friday, September 19, 2014
0

Конец финансового триумфализма?

КЕМБРИДЖ – Станет ли сегодняшний постоянно растущий глобальный финансовый кризис концом эры финансового триумфализма? Попросите обычного человека перечислить десять наиболее значимых инноваций, оказавших влияние на мир, и Вы вряд ли услышите от кого-то упоминание формулы Блэка-Шульца. Но для финансового сообщества, новаторские формулы, которые проложили путь современным стратегиям хеджирования в период быстрого глобального роста, имеют не меньшее значение, чем сотовые телефоны, компьютеры и Интернет.

У финансовых защитников до последнего года были довольно веские аргументы. Помогая распространять риски, наукоемкие финансы могли помочь экономическим системам расти быстрее. Макроэкономисты праздновали «великое смягчение» в регулировании глобального экономического цикла, где спады казались более умеренными и не такими частыми. И, конечно же, финансовое сообщество стабильно делало деньги, создавая большое количество миллионеров и даже миллиардеров во всем мире. 

Правительствам такое положение вещей нравилось не меньше. В англоязычных странах президенты и премьер-министры, не говоря уже о некоторых наиболее крупных банкирах, хвалились своими превосходными финансовыми системами, которые были предметом зависти для остального мира. Когда французские и немецкие лидеры стали жаловаться на то, что растянутая и нерегулируемая щупальца новых финансов стала представлять огромный риск мировой экономике, то над ними просто посмеялись, как над неудачниками. Маленькие страны, вроде Исландии, решили принять решительные действия, через приватизацию своих банков и построение собственных финансовых центров. Если вы не можете стать Силиконовой Долиной, то почему бы не создать свою мини Уолл Стрит?

Сегодня банки Исландии, после того как они несколько раз заняли свой национальный ВВП, находятся в отчаянном положении, а их долги гораздо больше того, что могут взять на себя налогоплательщики маленькой страны. Даже консервативные швейцарцы поддались искушению финансов связанных с высокими технологиями и богатствам, которые они обещали. Сегодня два крупнейших швейцарских банка погрязли в долгах, которые в семь раз превышают доходы страны.

Конечно, основной источник всех бед – это абсурдный карт-бланш, который правительство США предоставляет гигантским агентствам по ипотечному кредитованию Fannie Mae и Freddie Mac. Эти агентства занимают или гарантируют порядка 5 триллионов долларов в закладах, которые выглядят все сомнительнее. Действительно нелепо, что американский министр финансов Ханк Полсон, бывший глава Goldman Sachs, фирмы, которая является примером финансового триумфализма, является инициатором спасения поддерживаемых правительством бегемотов, которые явно себя пережили.

Достижения в финансовой сфере потенциально имели благотворное воздействие на повышение и выравнивание глобального роста. Но существует также циклический элемент в процветании финансов. Когда внутренние цены резко росли, гении ипотечного финансирования казались непогрешимыми. Теперь, когда цены падают, стратегии гениев не кажутся столь уж выдающимися.

Это старая история. Еще в начале 1980-х годов финансовые инженеры изобрели «страхование портфеля активов», необычную активную стратегию хеджирования для того, чтобы контролировать риск снижения курса акций. Они заработали кучу денег. К сожалению, когда в октябре 1987 года произошел обвал на глобальных фондовых биржах, страхование оказалось бесполезным, главным образом, потому что развалились рынки для хеджирования.

В конце 1990-х годов американский хеджевый фонд «Долгосрочное управление капиталом» убедил мир в том, что его партнеры были властелинами вселенной. В течение некоторого времени он последовательно получал необычно крупную прибыль, возможно, благодаря его финансовым знаниям при поддержке лауреатов Нобелевской премии. В 1998 году, когда «ДУК» обанкротился, стало слишком ясно, что фирма в основном занималась торговлей безусловными денежными обязательствами в огромных количествах с огромной системой рычагов и огромным риском.

Для правительств ключ к успеху в регулировании финансовых рынков лежит в сохранении разумных ограничений в периоды резкого подъема, которые не позволяют подвергать чрезмерному риску средства налогоплательщиков. К сожалению, это трудно сделать, потому что в периоды резкого подъема люди, которые предупреждают о рисках, похожи на паникеров-предсказателей. Именно поэтому так важно, чтобы правительства иногда позволяли финансовым фирмам обанкротиться. Это единственный способ навязать настоящий порядок акционерам, держателям облигаций и руководителям корпораций.

Неужели текущая позолоченная эра финансового триумфализма закончилась? Во многих странах, даже в США, говорят о том, что пришло время гарантировать, чтобы вся финансовая система, в том числе хеджевые фонды и инвестиционные банки, подчинялась гораздо более строгому урегулирован��ю.

Финансовые фирмы кричат караул, но вовсе не обязательно, что более широкое и эффективное финансовое регулирование будет неблагоприятным. В нашем исследовании по истории международного финансового кризиса с профессором Кармен Рейнхарт мы пришли к выводу о том, что в эры строгого финансового регулирования наблюдается значительно меньше финансовых кризисов, чем в более свободные эры с незначительным регулированием, например, как те, которые связаны с последним периодом финансового триумфализма.

Никто не предлагает вернуться назад к “финансовым репрессиям” 1950-х годов, но последний кризис не оставил сомнений в том, что срочно необходимо обновить всю систему глобального финансового регулирования. Финансовым новшествам нужно дать возможность процветать, но при наличии более эффективной системы сдержек и противовесов. Иначе мы навсегда окажемся в ловушке в структуре, где налогоплательщики вынуждены выручать банки в тяжелые времена, в то время как богатые акционеры получают огромную прибыль в хорошие времена. Пришло время повлиять на финансовый триумфализм с долей сдержанности и здравого смысла. 

Hide Comments Hide Comments Read Comments (0)

Please login or register to post a comment

Featured