Wednesday, August 20, 2014
0

Экономика стратегического сдерживания

НЬЮ-ДЕЛИ. На последней встрече в верхах в Каннах «Большая двадцатка» отложила в долгий ящик, если не похоронила, умирающий дохийский раунд многосторонних торговых переговоров Всемирной торговой организации. ЕС и США, измотанные кризисом, столкнулись с приливной волной протекционизма у себя и пытаются найти способы затупить острые края непрозрачной торговой конкуренции Китая.

Переместив свое внимание с атлантического региона на тихоокеанский, президент США Барак Обама (не спуская глаз, опять же, с Китая) раскрыл теперь новую региональную торговую инициативу. Почему США не пожелали продолжать дохийский раунд переговоров, но захотели заключить региональное соглашение о свободной торговле?

Ответ заключается в том, что Договор о партнерстве в тихоокеанском регионе (ПТР), инициированный Обамой и правительствами восьми других стран тихоокеанского региона – Австралии, Брунея, Чили, Малайзии, Новой Зеландии, Перу, Сингапура и Вьетнама – касается не только торговли.

В то время как Обама предпочел говорить о чисто экономических причинах подписания ПТР, министр иностранных дел США Хиллари Клинтон накануне собрания на Гавайях только что созданной Организации азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества изложила более широкий стратегический контекст данной инициативы. «США будут и далее утверждать, что… [данный регион] должен не только стремиться к более высокому экономическому росту, но и к более качественному экономическому росту», что «не является лишь экономическим вопросом», ‑ сказала Клинтон. «Открытость, свобода, прозрачность и справедливость имеют значение далеко за пределами сферы бизнеса, ‑ продолжает она. ‑ Подобно тому, как США поддерживает данные принципы в экономическом контексте, мы также поддерживаем их в политическом и социальном контекстах».

Вдогонку за данными высказываниями Обама обратил внимание на постоянную обеспокоенность США по поводу китайской валютной политики, недостаточной защиты интеллектуальной собственности и препятствий доступу к рынку. «Для экономики такой страны, как США, важнейшим конкурентным преимуществом которой являются наши знания, новаторство, наши патенты, наши авторские права, – для нас не получать ту защиту, которая нам нужна на таких больших рынках, как Китай, неприемлемо», ‑ заметил Обама.

Инициативу ПТР необходимо рассматривать в данном контексте, а не только в контексте неудачи дохийского раунда. Девять основателей ПТР решили «заключить всеобъемлющее региональное соглашение следующего поколения, либерализующее торговлю и инвестиции и решающее новые и традиционные проблемы торговли и основные вызовы 21-го века».

Эти лидеры также согласились ускорить инициативу ПТР и подумать о ее открытии для новых членов – главным образом, для Японии, воплотив в жизнь недавнюю идею о соглашении о свободной торговле в тихоокеанском регионе.

План действий ПТР подразделяется на три категории: основные, параллельные и новые задачи. Основной план действий касается реализации традиционного соглашения о свободной торговле с концентрацией внимания на промышленных товарах, сельском хозяйстве и текстиле. В данном соглашении будут иметься и положения о защите интеллектуальной собственности, а также о социальных и экологических вопросах. В целом, основной план действий ПТР предложит региону соглашение типа дохийского раунда, включающее социальные и экологические задачи, решению которых развивающиеся страны сопротивлялись в рамках ВТО.

Помимо основного плана действий, параллельные задачи включают в себя благоприятные для инвесторов системы регулирования и политику, позволяющие «новаторским» и «создающим рабочие места» малым и средним предприятиям с��ободно функционировать во всех странах региона ПТР.

Наконец, ПТР стремится решать в рамках соглашения о торговле и инвестициях «новые и будущие» задачи. К ним относятся «торговля новаторскими продуктами и услугами и инвестиции в них, в том числе, в цифровые технологии, а также обеспечение того, что государственные предприятия ведут честную конкуренцию с частными компаниями и не нарушают конкуренцию таким образом, который ставит компании и рабочую силу США в невыгодное положение».

В целом, США решили объединить экономику всех стран данного региона, обеспокоенных разорительной для них торговой и валютной политикой Китая. Для США восемь стран ПТР с общим населением в 200 миллионов человек являются четвертым по величине экспортным рынком после Китая, ЕС и Японии. Если Япония присоединится к ПТР, его значение резко возрастет.

Хотя экономика ПТР важна, его стратегический компонент важен еще больше. Это вторая часть нового «тихоокеанского наступления» Америки, целью которого является предложить народам данного региона альтернативу чрезмерной и стремительно увеличивающейся зависимости от усиливающегося Китая.

Первой частью «наступления» была идея «индо-тихоокеанского» региона, разработанная Хиллари Клинтон год назад и продолженная в этом году в эссе под названием «Тихоокеанский век Америки». В нем она определила, что новый регион стратегической активности США «распространяется от индийского субконтинента до западных берегов американского континента».

Расширяя свое влияние на восток от Индийского океана и на запад через Тихий океан, США создают новую стратегическую основу для 21-го века. ПТР – это лишь один из столпов данного нового грандиозного сооружения.

Hide Comments Hide Comments Read Comments (0)

Please login or register to post a comment

Featured