Wednesday, April 23, 2014
Exit from comment view mode. Click to hide this space
3

Опасность снижения дефицита

НЬЮ-ЙОРК. Волна финансового самоограничения катится по Европе и Америке. Размеры бюджетного дефицита – как и масштабы экономического кризиса – для многих оказались сюрпризом. Но, несмотря на протесты вчерашних сторонников отмены регулирования, которые хотели бы, чтобы правительство оставалось пассивным, большинство экономистов полагают, что затраты правительства оказали положительное влияние, помогая предотвратить еще одну Великую депрессию.

Большинство экономистов также согласны с тем, что ошибочно смотреть только на одну сторону балансового отчета (это касается как государственного, так и частного секторов). Нужно смотреть не только на то, что должна страна или фирма, но также и на ее активы. Это поможет ответить на вопросы тех сторонников жесткой линии в финансовом секторе, которые поднимают тревогу по поводу государственных расходов. В конце концов, даже сторонники жесткой линии в отношении дефицита осознают, что мы должны концентрироваться не только на сегодняшнем дефиците, но и на долгосрочном национальном долге. Затраты, особенно на инвестиции в образование, технологии и инфраструктуру, могут привести к снижению долгосрочного дефицита. Близорукость банков способствовала возникновению кризиса; мы не можем позволить недальновидности правительства, подстрекаемого финансовым сектором, продлить его.

Более быстрый рост и доходы от государственных капиталовложений способствуют увеличению доходов от налогов, а 5-6% от доходов более чем достаточно, чтобы возместить временное увеличение национального долга. Анализ «издержки-выгоды» (в котором принимались во внимание другие воздействия, помимо воздействий на бюджет) делают такие затраты еще более привлекательными, даже когда возникает долг при их финансировании.

Наконец, большинство экономистов утверждают, что, несмотря на эти соображения, соответствующий размер дефицита зависит частично от состояния экономики. При более слабой экономике возникает больший дефицит, а соответствующий размер дефицита перед рецессией зависит от определенных обстоятельств.

Именно здесь экономисты расходятся во мнениях. Предсказывать всегда тяжело, особенно в неспокойные времена. То, что произошло, (к счастью) не является повседневным событием; было бы глупо ссылаться на предыдущие выходы их кризиса, чтобы делать прогнозы относительно нынешнего выздоровления.

В Америке, например, безнадежные долги и случаи лишения должника права собственности находятся на таком уровне, который не наблюдался три четверти века; уменьшение кредитов в 2009 году было самым большим с 1942 года. Сравнение с Великой депрессией также обманчиво, потому что мировая экономика сегодня очень сильно отличается от экономики, которая была тогда. И почти все так называемые эксперты допустили ошибки – вспомните мрачные прогнозы Федеральной резервной системы Соединенных Штатов до кризиса.

Однако, даже с большим дефицитом, экономический рост в США и Европе вялый, и прогнозы по экономическому росту в частном секторе предполагают, что при отсутствии продолжающейся правительственной поддержки существует риск непрерывной стагнации ‑ слишком слабого роста, чтобы вернуть безработицу на нормальный уровень когда-либо в ближайшее время.

Риски ассиметричны: если эти предсказания неправильные и произойдет более полноценное выздоровление, тогда, конечно, расходы можно опять урезать и/или увеличить налоги. Но если эти предположения верны, тогда преждевременный выход из дефицитного бюджетного финансирования чреват тем, что экономика снова окажется в рецессии. Это один из уроков, который нам следовало выучить из американского опыта времен Великой депрессии; это также одно из предостережений, которое мы получили, изучив опыт Японии конца 1990-х годов.

Эти моменты особенно уместны для наиболее пострадавших экономик. Для Великобритании, например, наступили более тяжелые времена, чем для других стран по очевидной причине: у нее был «пузырь» на рынке недвижимости (хотя и с меньшими последствиями, чем в Испании), и капитал, который был в эпицентре кризиса, играл более важную роль в ее экономике, чем он играл в других странах.

Более слабое выступление Великобритании не является результатом плохой политики; действительно, по сравнению с США, ее финансовая помощь банкам и политика на рынке труда оказались лучше во многих отношениях. Великобритания избежала тяжелых потерь трудовых ресурсов. Такие потери связаны с высокой безработицей в Америке, где почти каждый пятый, кто хотел бы работать полный рабочий день, не может найти работу.

Так как мировая экономика возвращается на стадию роста, у правительств, конечно, должны быть планы по увеличению налогов и сокращению расходов. Правильный баланс неизбежно будет предметом диспутов. Принципы наподобие «лучше облагать налогом плохое, чем хорошее», возможно, будут подразумевать введение экологического налога.

Финансовый сектор нанес огромный ущерб остальному обществу. Американская финансовая «промышленность» загрязнила мир «токсическими» закладными, и, в соответствии с установленным принципом «загрязняющий окружающую среду должен это компенсировать», ее нужно обложить налогом. Кроме того, хорошо продуманные налоги на финансовый сектор могут помочь смягчить проблему, которая возникла из-за излишнего кредитования и банков, которые «слишком большие, чтобы позволить им обанкротиться». Налоги на спекулятивную деятельность могут заставить банки сконцентрировать больше внимания на выполнении своей ключевой социальной роли – предоставление кредита.

Что касается более длительного периода, то большинство экономистов, особенно в промышленно развитых странах со стареющим населением, должны беспокоиться по поводу устойчивости развития своих стран. Но мы должны быть осторожны в отношении дефицитного «фетишизма». Дефицит, вызванный финансовыми войнами или помощью финансовому сектору (как случилось в огромных масштабах в США), приводит к задолженности без соответствующих активов, что накладывает бремя на будущие поколения. Но государственные инвестиции с высокой прибылью, которые являются чем-то большим, чем плата за себя, могут действительно улучшить благосостояние будущих поколений, и обременять их долгами, возникшими из-за непродуктивных затрат, а затем урезать эффективные инвестиции будет вдвойне глупо.

Все это вопросы будущего – по крайней мере, для многих стран признаки явного выздоровления появятся, в лучшем случае, только через год или два. На данный момент экономика красноречива: снижение государственных расходов – это риск, который себя не оправдывает.

Джозеф Е. Стиглиц – профессор в Калифорнийском университете и лауреат Нобелевской премии в области экономики за 2001 год. Автор недавно опубликованной книги «Свободное падение: Америка, свободные рынки и погружение мировой экономики» . Эта книга также опубликована на французском языке ( Le Triomphe De La Cupidit é , Liens Qui Liberent ) и вскоре выйдет на японском, испанском, немецком и итальянском языках.

Exit from comment view mode. Click to hide this space
Hide Comments Hide Comments Read Comments (3)

Please login or register to post a comment

  1. CommentedCarol Maczinsky

    I think we ought to follow the example of Frederick William I of Prussia and reduce our spending, be functional and focussed. Good governance is the trick. Prussian Prudence, not anglosaxon austerity. Don't forget the USSR bankrupted because of its excessive military spending. The US could be next given that they seem unable to reduce their military budget and adjust it to international security realities. Relying on "Debt" sounds immoral and dishonourable to me.

  2. Commentedphilip meguire

    I agree that debt issued to finance long lived infrastructure should not count as part of the conventional deficit, as long as governmental accounting is scrupulously honest about the distinction between the current and capital budgets.

    I also agree that in nations where the tax / GDP ratio is under, say, 35%, tax increases have an important role to play in deficit reduction. I advocate 250-350B of cuts in Federal expenditure, combined with at least a 200B increase in personal taxes, and a 150B increase in corporate income taxes. This should reduce the Federal deficit to about 3% of GDP. I would welcome a further orderly reduction of the deficit.

    Stiglitz seems to think that current level of the Federal deficit and its rate of growth are not problematic. They do not seem problematic only because interest rates are artificially low. If the ex post real interest rate on Federal borrowing returned to 1%/year, the Federal budget would be in a major crisis.

    Finally, it is wrong to focus on unemployment as a measure of how subpar the American economy is. The trouble is that the distinction between being unemployed and being out of the labour force is mostly subjective. The unemployment rate does not do justice to people employed part time who wish they were employed full time. The employment-population ratio is much more operational, but it harder to interpret because it is not a stationary time series. The BLS does not report the employment-population ratio I would prefer to focus on, namely that for persons between the 25th and 62nd birthdays, broken down by gender.

    The employment-population ratio hit its all-time high in 2000. The current level of that ratio is about what it was in 1977-78, then seen as normal years. The 1980s and 90s witnessed a massive shift of married women into employed status. This century has witnessed a substantial decline in manufacturing employment. These and related data can be found on the FRED database run by the St. Louis Fed.

    The trouble with offsetting the national debt with the public sector's assets, is that those assets seldom have an objective market valuation. Hence there is an irresistible temptation to overvalue those assets in order to engage in profligate fiscal policy. Greece may soon discover that its public assets cannot find buyers at anything like the price it hoped to get for them.

    Continental Europe is a different kettle of fish. Recent events have shown that there is a real risk that debt markets will not buy the sovereign debt of many European nations unless they agree to pay punitive interest rates of a kind that make further deficits unaffordable.

    Europe fell into its current crisis having much higher levels of taxation and expenditure (scaled by GDP) than was the case in the USA. Hence there is much less scope for tax increases, and spending cuts will be more painful. In much of Europe, there is no way forward that does not involve significant reductions in the generosity of their welfare states, and in labour market regulations that make job separations very costly. Difficult separations make for reluctant employers.

    1. CommentedJohn Brian Shannon

      Hi Philip Meguire,

      What a great comment, I wish I had written it.

      One thing though, regarding your statement;

      "Stiglitz seems to think that current level of the Federal deficit and its rate of growth are not problematic."

      If you or I, or the neighbor down the street, say "The current level of the Federal Deficit and its rate of growth ARE problematic." -- the market will NOT go into a roller-coaster ride for a week.

      Whilst someone like Joseph E Stiglitz, or Paul Krugman saying that WOULD cause market turmoil, not to mention angry phone calls and a threat of legal action. (Not quite, but almost! We are headed in that direction these days)

      Best regards, JBS
      http://jbsnews.com

Featured