15

Головоломка корпоративных налогов

БЕРКЛИ. Сегодня в Соединенных Штатах самый высокий в развитых странах установленный законом налог на доходы корпораций. Даже после различных вычетов, кредитов и других налоговых льгот, эффективная предельная ставка ‑ ставка, которую платят корпорации по новым инвестициям США ‑ остается одной из самых высоких в мире.

В мире мобильного капитала вопрос корпоративной налоговой ставки, а также бизнес-решения о том, как и куда инвестировать, все больше учитывает национальные различия. Относительно высокая ставка в Америке поощряет американские компании размещать свои инвестиции, производство и занятость в зарубежных странах, а также отталкивает иностранные компании от расположения в США, что означает более медленный рост, меньше рабочих мест, меньший рост производительности и снижение реальной заработной платы.

Согласно общепринятой точке зрения, корпоративное налоговое бремя ложится, главным образом, на владельцев капитала в виде снижения прибыли. Но, по мере того как капитал становится все более мобильным, относительно немобильные рабочие несут все больше бремени в виде более низкой заработной платы и меньших возможностей трудоустройства. Вот почему страны во всем мире снижали свои корпоративные налоговые ставки. В результате «гонка на выживание» отражает усиление глобальной конкуренции за капитал и технологические ноу-хау для поддержки рабочих мест и заработной платы.

Кроме того, высокая корпоративная налоговая ставка является неэффективным и дорогостоящим инструментом получения доходов, благодаря инновационным финансовым операциям и юридическим механизмам уклонения от налогов. Юридический адрес компании, а также ее географические источники дохода могут стать и являются предметом манипуляций для таких целей, а стимулы и возможности для таких манипуляций особенно велики в тех секторах, где конкурентное преимущество зависит от нематериальных активов и знаний ‑ секторы, которые играют важную роль в конкурентоспособности экономики США.

В отсутствие тесного и широкого международного сотрудничества США должны присоединиться к гонке и снизить корпоративный налог. Низкая ставка усилит стимулы для инвестиций и создания рабочих мест в США и ослабит стимулы для уклонения от уплаты налогов. Это также позволило бы сократить многочисленные искажения в налоговом кодексе США, снижающих эффективность, включая существенные налоговые льготы для заемного финансирования относительно акционерного финансирования и некорпоративных предприятий относительно корпоративного бизнеса.

Но каждый процентный пункт сокращения корпоративного налога приведет к сокращению доходов федерального бюджета примерно на 12 млрд долларов США в год. Эти потери доходов можно было бы компенсировать за счет сокращения так называемых «корпоративных налоговых расходов» ‑ вычетов, кредитов и других специальных налоговых условий, которые субсидируют экономическую деятельность, одновременно наказывая других, ‑ и расширения корпоративной налоговой базы. План президента Барака Обамы реформировать налоговую систему бизнеса и план Симпсон-Боулза по сокращению дефицита предлагают сокращение этих расходов, чтобы компенсировать снижение корпоративного налога.

Корпоративные налоговые расходы сужают базу, повышают затраты на соблюдение налогового законодательства, а также искажают решения по инвестиционным проектам, как их финансировать, какую принять форму организации бизнеса и где производить. Как Майкл Гринстоун и Адам Луни показали в только что опубликованном докладе http://www.brookings.edu/~/media/Files/rc/papers/2012/05_taxes_greenstone_looney/05_taxes_greenstone_looney.pdf, получающиеся различия в эффективных налоговых ставках для различных видов предпринимательской деятельности являются существенными.

Тем не менее, если цель корпоративной налоговой реформы состоит в стимулировании инвестиций и создании рабочих мест, расширение налоговой базы, чтобы компенсировать более низкую ставку может оказаться контрпродуктивным. Ликвидация лазеек «особых интересов», таких как налоговые льготы на нефть и газ, а также для корпоративных самолетов, не принесут достаточного дохода, чтобы компенсировать значимое снижение ставок. И сокращение ускоренной амортизации, вычетов промышленного производства и налогового кредита на исследования и разработки ‑ на долю которых приходится около 80% корпоративных налоговых расходов – потребует значительного согласования.

Сокращение этих позиций, чтобы «компенсировать» снижение корпоративного налога, может в конечном итоге привести к повышению налога на корпоративную экономическую деятельность в США. Устранение ускоренной амортизации оборудования повысит эффективную ставку налога на новые инвестиции; отмена вычетов отечественного производства приведет к увеличению эффективной ставки налога на производство в США; а отмена налогового кредита на исследования и разработки приведет к сокращению инвестиций в инновации.

Вместо отмены проверенных налоговых стимулов инвестиций в бизнес, США должны компенсировать, по крайней мере, некоторые потери доходов от более низкого корпоративного налога за счет повышения налоговых ставок по корпоративным акционерам. Большинство стран, которые сократили свои корпоративные налоговые ставки, пошли по этому пути, в то время как США сделали все наоборот.

Ставки налога на дивиденды и прирост капитала в США в 15% находятся на рекордно низком уровне, в то время как доля прибыли в национальном доходе достигла своего исторического максимума. Защитники низких ставок для владельцев капитала утверждают, что это сводит к минимуму «двойное» налогообложение корпоративного дохода – сначала корпораций, а затем ее акционеров. Более низкий корпоративный налог ослабит это оправдание. Кроме того, пенсионные фонды, планы пенсионного обеспечения и некоммерческие организации, которые получают около 50% всех корпоративных дивидендов, не платят налог на эти доходы и выиграют от более низкого корпоративного налога.

Хотя отдельные налоги на корпоративный доход уменьшают возвраты после уплаты налогов в сбережения, они оказывают меньшее искажающее влияние на инвестиционный климат, чем корпоративные налоги, и имеют больше шансов выпасть на владельцев капитала, чем на работников. Кроме того, гораздо легче собирать налоги с граждан и акционеров-резидентов, чем с транснациональных корпораций. «Apple» может использовать изощренные методы манипулирования расположением своих корпоративных доходов, но отдельные граждане США, которые владеют акциями «Apple», должны сообщать о дивидендах и приросте капитала, который они получают от прибыли компании во всем мире.

Недавнее исследование показало, что налогообложение доходов от прироста капитала и дивидендов, как обычного дохода, при условии максимальной ставки в 28% по долгосрочному приросту капитала (ставка до 1997 года), могло бы профинансировать снижение корпоративного налога с 35% до 26 %. Такое изменение приведет к ослаблению стимулов корпораций перемещать инвестиции за рубеж или переводить прибыль под юрисдикцию низких налогов, увеличивая прогрессивность налоговых результатов, перемещая большую часть бремени корпоративных налогов с рабочей силы на владельцев капитала.

Увеличение корпоративных налогов привлекает многих американских избирателей, которые считают, что корпорации не платят свою долю налогов и которые обеспокоены увеличением неравенства в доходах. Но в мире мобильного капитала повышение ставки налога ‑ или просто его сохранение на нынешнем уровне – может быть плохим способом получения доходов, плохим способом повышения прогрессивности налоговой системы, а также плохим способом помощи американским работникам.