Wednesday, April 23, 2014
Exit from comment view mode. Click to hide this space
0

Злой дух фискальных стимулов

НЬЮ-ЙОРК. После экономической катастрофы 2008-2009 годов люди, по понятным причинам, опасаются разрушения, которое может принести еще один финансовый кризис. Однако вероятность еще одного кризиса мала, и на этот раз его негативные последствия будут гораздо менее разрушительными, поскольку сейчас нет массивных пузырей кредитов или ценных бумаг, которые могли бы лопнуть.

Это не остановило экспертов и средства массовой информации перед преувеличением таких опасений, отвлекая от более активных усилий по преодолению затяжной стагнации в большинстве стран развитого мира, что неизбежно ослабит экономическое восстановление в других странах, особенно в развивающихся.

Сегодня самым страшным злым духом является государственный долг. Основные опасения вызывает высокий уровень суверенного долга по обе стороны Атлантики и в Японии. Однако, как отметил экономический комментатор Мартин Вулф: «Фискальные трудности являются долгосрочными, а не текущими». Подобным образом, в то время как Япония имеет самый высокий долг по отношению к ВВП среди богатых стран, это не является серьезной проблемой, поскольку долг распределен внутри страны. А долговые проблемы Европы сегодня широко признаются результатами непродуманных аспектов европейской интеграции.

До сих пор международное сообщество не смогло разработать эффективных и справедливых мер по реструктуризации суверенного долга, несмотря на явно дисфункциональные и проблематичные последствия прошлых международных кризисов государственных долгов. Это препятствует своевременному погашению долга в случае необходимости, что сильно задерживает восстановление.

На высокий государственный долг также часто ссылаются, чтобы поддержать меры жесткой экономии, принимаемые во многих развитых странах. Но вместо того чтобы помогать, давление в сторону сокращения бюджетных расходов сводит на нет принятые ранее меры по восстановлению. Когда спрос частного сектора остается слабым, экономия замедляет, а не ускоряет восстановление. Это уже привело к замедлению роста и уменьшению уровня занятости. И, в то время как финансовые рынки настаивают на сокращении дефицита, недавнее падение акций и облигаций – и потеря доверия, выраженная в этом, – предполагает, что они также признают негативные последствия фискальной консолидации во время слабого частного спроса.

Противники фискального стимулирования цинично заявляют, что все такие усилия обречены на неудачу, приводя в качестве примера сокращение налогов президентом США Джорджем Бушем младшим! Другие указывают на то, что «количественное послабление» ФРС США, в лучшем случае, показало скромные результаты. Несмотря на несомненное смягчение последствий кризиса, «автоматических стабилизаторов» Европы, как говорят, уже достаточно, чтобы обеспечить восстановление, несмотря на убедительные доказательства обратного.

Замедление роста означает уменьшение доходов, а также более быструю нисходящую спираль. Бюджетные дефициты большинства основных стран сегодня являются следствием недавнего уменьшения налоговых поступлений, которое последовало за снижением экономического роста, а также очень дорогостоящих мер по спасению финансового сектора. И все же многие политики настаивают на незамедлительных действиях, чтобы подкорректировать не только фискальный дефицит, но также торговые дисбалансы и слабые места балансов банков. Несмотря на то что эти задачи, несомненно, нужно выполнить в более долгосрочной перспективе, отведение им приоритета сегодня сильно блокирует более сильные, устойчивые усилия по восстановлению.

Неправильная государственная политика может вызывать рецессии. Это произошло в 1980-1981 годах, когда ФРС США подняла процентные ставки ‑ предположительно, чтобы победить инфляцию, но это также привело к глобальному экономическому спаду. Это способствовало не только кризису суверенных долгов и фискальному кризису, но также привело к затяжной стагнации за пределами Восточной Азии, в том числе к «потерянному десятилетию» Латинской Америки и «отступлению на четверть века» Африки.

Еще один отвлекающий фактор ‑ это преувеличенная угроза инфляции. Недавняя инфляции во многих странах стала результатом более высоких товарных цен, особенно на топливо и продукты питания. В таких условиях дефляционная политика внутри страны приведет только к дальнейшему замедлению роста – и она бесполезна в качестве способа торможения импортированной инфляции.

К сожалению, сегодняшним главным приоритетом политики является борьба с отдаленными возможностями, в то время как более неотложные задачи – скоординированное приложение усилий по способствованию росту и его поддержанию, а также по созданию рабочих мест – игнорируются. Между тем, сокращение социальных расходов и расходов на социальное обеспечение только ухудшает положение, поскольку уровень занятости и потребительского спроса продолжает снижаться.

Давление на уровень занятости и бюджеты домашних хозяйств, скорее всего, сохранится. Резкие призывы к структурным реформам в основном нацелены на рынки труда, а не на товарные рынки. Растущая незащищенность рабочих рассматривается сегодня в качестве основы здоровой экономики. Однако либерализация рынка труда в таких условиях не только подрывает оставшуюся социальную защиту, но, вероятно, также приведет к сокращению реальных доходов, совокупного спроса и, следовательно, перспектив восстановления.

Более того, в последние десятилетия прибыль увеличилась не только за счет зарплат, но также за счет непропорционального роста доходов в сфере финансов, страхования и недвижимости по сравнению с другими секторами. Возмутительное увеличение вознаграждения финансовых руководителей в последние годы, которые нельзя отнести на счет повышения продуктивности, сосредоточили усилия финансового сектора на краткосрочной перспективе, одновременно увеличивая его подверженность рискам в долгосрочной перспективе, тем самым усугубляя системную уязвимость экономики.

Растущее неравенство доходов в большинстве стран перед Великой рецессией только ухудшило положение, уменьшив сбережения населения и увеличив кредитование на потребительские нужды и покупку активов, вместо увеличения инвестиций в новые экономические возможности.

Сегодня мир нуждается в лидерах, способных заглянуть в отдаленное будущее. Международные финансовые институты, созданные после второй мировой войны, были направлены на обеспечение не только международной монетарной и финансовой стабильности, но также и на создание условий для устойчивого роста, создания рабочих мест, послевоенного восстановления, а также постколониального развития.

К сожалению, сегодняшнюю политику оправдывают с точки зрения «поддержания рынка» – по сути проциклических – решений. Но вместо этого нужны антициклические усилия, институты и инструменты.

Кажется, что сегодня глобальное руководство находится в заложниках финансовых кругов и спевшихся с ними СМИ, идеологов и олигархов, политическое влияние которых позволяет им обеспечивать больше ренты и уплачивать меньше налогов, что, наверное, является самым большим порочным кругом. В действительности, угроза, которая сегодня стоит перед нами, заключается не в государственном долге или инфляции, а в нисходящей экономической спирали, которую все труднее будет повернуть в обратном направлении.

Exit from comment view mode. Click to hide this space
Hide Comments Hide Comments Read Comments (0)

Please login or register to post a comment

Featured