Friday, October 31, 2014
0

Бери евро и беги

Для восьми бывших коммунистических стран, которые Европейский Союз обещает принять в 2004 г., вступление в его Экономический и Денежный Союз (ЭДС) сопровождается принятием на себя определенного обязательства. В отличие от Соединенного Королевства или Дании, новые члены не могут уклониться от введения евро. Они могут только контролировать, когда его ввести, что в принципе может произойти уже через два года после вступления в ЕС.

Очевидно то, что подписание Договора в Маастричте с его жестким давлением на финансовую и денежную политику, а также политику заработных плат является гораздо более важным шагом, чем простое экономическое решение. Но в конечном счете, убежденность - или ее отсутствие - в том, что вступление в ЭДС принесет огромную экономическую пользу, является той силой, которая, вероятно, управляет принятием решений о том, стоит ли вводить евро как можно скорее.

В основе ЭДС лежит идея, выдвинутая впервые лауреатом Нобелевской премии Робертом Мунделлом о том, что цена и преимущества денежной интеграции зависят от того, владеют ли страны совместной определенной собственностью. Группа стран, которая отличается экономической открытостью, торговой и финансовой рыночной интеграцией, похожими экономическими структурами, гибкостью цен и заработных плат, подвижностью труда и другими факторами производительности может, по его мнению, сформировать оптимальную валютную зону (ОВЗ).

Владеют ли бывшие коммунистические страны кандидаты совместной собственностью ОВЗ, необходимой для удачного членства в ЭДС? Степень их экономической открытости, измеренная долей экспорта и импорта в их ВНП, является такой же высокой, как и у существующих членов ЭДС. Это очень важно, т.к. чем более открытой является экономика, тем больше цены на товары, торговля которыми осуществляется между различными государствами, определяют внутреннюю инфляцию, уменьшая тем самым необходимость независимой политики курса обмена влиять на относительные цены и конкурентоспособность.

Подобным образом торговая интеграция и сравнимые экономические структуры имеют тенденцию совпадать с деловыми циклами стран членов, делая более вероятным то, что общая денежная политика и политика обменного курса будут служить интересам всех. Торговая интеграция измеряется долей ЕС в экспорте страны. Во всех странах кандидатах кроме трех она составляет больше 60% и часто больше, чем в существующих странах членах ЕС.

Экономические структуры отражают вклады разных секторов экономики в ВНП и занятость. Экономические структуры четырех кандидатов, которые являются членами Организации Экономической Кооперации и Развития (ОЭКР) (Чехия, Венгрия, Польша и Словакия), похожи на экономические структуры сегодняшних членов ЭДС, хотя доля промышленности в ВНП у них выше, а доля услуг ниже. Модели занятости также отражают наследие центрального планирования, при котором процент занятости в промышленности выше, чем в странах ЭДС.

И все же все признаки говорят о том, что страны кандидаты в финансовом отношении являются одним целым с ЕС, позволяя допускать более высокий текущий бюджетный дефицит, чем они могли бы. В Венгрии не резиденты владеют 20% правительственных ценных бумаг и 70% капитализации рынка обыкновенных акций. Из 31 коммерческого банка только пятью владеют соотечественники. Иностранные владельцы - в основном, банки, расположенные в ЕС - в настоящее время контролируют, грубо говоря, 95% активов в банковских секторах Чехии и Словакии.

Страны кандидаты также проявляют большую гибкость в установлении номинальных цен и заработных плат. Недавние исследования ОЭКР, определяющие регулирование рынков товаров и защиту занятости в странах членах, показывают, что чехи, венгры и поляки больше связывают себя обязательствами по удалению контроля над ценами, содействию предпринимательству и облегчению условий рынков труда, чем многие страны члены ЕС. Это снижает необходимость курса обмена функционировать в качестве механизма регулирования потенциальных шоков.

По всей Европе подвижность труда по стране затрудняют культурные и языковые барьеры, ограниченная портативность социальных пособий и административные ограничения. Но важность подвижности труда для валютного союза не должна преувеличиваться. Было бы непрактичным и социально нежелательным зависеть от подвижности труда для того, чтобы помочь преодолеть временные шоки, а независимая денежная политика может сделать немного для того, чтобы справиться с постоянными шоками, которые может улучшить подвижность труда. В конце концов, подвижность капитала компенсирует низкую подвижность труда.

Таким образом, члены ЭДС и страны кандидаты на вступление в ЕС явно совместно владеют собственностью ОВЗ. Но удачному валютному союзу нужно большее. Например, если механизм передачи денежной политики отличается в разных странах, их отношение к общей политике тоже может отличаться.

Факторы, влияющие на механизм передачи в странах кандидатах - законные структуры, степень финансовой глубины, зрелость долгов и наличие вне банковского финансирования - значительно отличаются от факторов в странах членах ЭДС. Но такие отличия существуют также и внутри ЭДС, в то время, как результаты изменений производства и цен под воздействием краткосрочных процентных ставок, тем не менее, являются фактически похожими.

И все же степень экономической открытости многих стран кандидатов сузила рамки независимой денежной политики. Огромное количество краткосрочного капитала, спекулирующего на конвергенции процентных ставок или доходах рынка обыкновенных акций, поступает в наиболее развитые страны кандидаты, повышая их валюту и увеличивая их уязвимость к внезапной отмене притока капитала. Членство в ЭДС уменьшит это непостоянство и устранит такой риск.

Даже, если бы членство в ЭДС не обещало более стабильную и к��нкурентоспособную деловую среду, возросшую производительность и более быстрый экономический рост во всей расширенной зоне евро, сведение на минимум риска финансовой инфекции является достаточной причиной для того, чтобы вступить в него как можно скорее. Рынки могут быть жестоким и разрушительным учителем, как нам известно на примере денежных кризисов, которые мучили развивающиеся страны в 90-х гг.

Устраняя колебания номинального курса обмена, зона общей валюты получает дополнительное преимущество, которое заключается в снижении стоимости сделок и инвестиционного риска. У экономистов возникают разногласия по поводу того, насколько от этого возрастет торговля. Но влияние на рост производства, то, что в конечном итоге имеет значение, тем больше, чем более открытой является экономика - кое-что еще, что принесло бы странам кандидатам значительную пользу при скорейшем вступлении в ЭДС.

Hide Comments Hide Comments Read Comments (0)

Please login or register to post a comment

Featured