Wednesday, July 23, 2014
Exit from comment view mode. Click to hide this space
1

Агония Сирии

МАДРИД. Английский писатель и священник Уильям Ральф Инг однажды сказал, что «Человек может построить себе трон из штыков, но он не сможет сидеть на нем». Однако сирийская династия Асадов, по-видимому, считает, что может игнорировать данное изречение.

Исторически немногие самодержцы понимали, что изменения, мирно осуществляемые правительством, являются наиболее жизнеспособным консервативным решением народных требований и лучшим способом избежать насильственной революции. Эту мудрость не смогли постичь ни правитель Египта Хосни Мубарак, ни правитель Ливии Муаммар Каддафи, ни правитель Туниса Зин аль-Абидин Бен Али, ни правитель Йемена Али Абдулла Салех. Это главный урок «арабской весны», но сирийский президент Башар аль-Асад игнорирует его, проливая кровь.

Будучи страной, вес которой в политике Ближнего Востока связан больше с ее ролью как движущей силы арабо-израильского конфликта, чем с ее объективной военной или экономической мощью, Сирия под властью Асадов всегда опасалась, что отказ от идеологической конфронтации с сионистским врагом подорвет режим. Вообще, эксперты объясняли первоначальный иммунитет Сирии к «арабской весне» решительной защитой режимом арабского достоинства, что проявлялось в его стойкой враждебности по отношению к Израилю.

Но, как младший Асад был вынужден признать, времена изменились. Борьба нового арабского поколения за достоинство коренится в стремлении к достойному правительству и гражданским правам, в которых ему долго отказывали под предлогом конфликта с «сионистскими крестоносцами».

Будучи одним из самых светских режимов в арабском мире (еще одним таким режимом был Ирак Саддама Хусейна), сирийская система Баас, основанная на триединстве партии, армии и этнической лояльности, втянула страну в межконфессиональную войну между суннитским большинством и небольшим меньшинством шиитов-алавитов, которое правит в течение последних 45 лет. Поскольку повстанческая Армия свободной Сирии, которая в основном состоит из суннитов, отделилась от регулярной армии, Асад использует алавитскую сердцевину своих вооруженных сил и «Шабиха» (пресловутую алавитскую военизированную организацию) для ведения своей беспощадной кампании за выживание.

Сейчас режим переживает момент истины. Распад железного правления Асада в кровавую гражданскую войну еще раз показывает, что беспорядочный крах диктатур, таких как диктатура Иосипа Броз Тито в Югославии или Саддама Хусейна в Ираке, как правило, приводит к разжиганию межэтнических войн и к национальному разделению.

У других меньшинств в Сирии, таких как христиане, друзы и курды, есть основания опасаться перемен к худшему. В особенности христиане, которых защищал Асад, теперь опасаются, что если режим Баас будет свергнут, они пострадают от тех же последствий, что и христиане в Ираке. Министр иностранных дел США Хилари Клинтон недавно справедливо предупредила оппозицию о том, что до сих пор она не смогла объединить вокруг себя различные меньшинства именно потому, что этим группам неясно, будут ли они жить лучше без Асада.

Суннитская аль-Каида процветает в условиях хаоса. Лишенные своих иракских и афганских баз в результате Западного вторжения, бандиты аль-Каиды теперь стекаются в Сирию из Ливии и Ирака и, вероятно, ответственны за некоторые из недавних террористических актов в городах Алеппо и Хомс. Продвижение аль-Каиды в регион Левант (восточное Средиземноморье) также угрожает разжечь переломное противостояние между суннитскими радикалами (часть которых недавно взяла под контроль участок сирийско-ливанской границы) и шиитским движением «Хезболла» в Ливане. Асад приветствовал бы расширение конфликта на Ливан в качестве отвлекающего фактора.

Вообще, как и в Ираке, межконфессиональные розни в Сирии становятся все более похожими на джихадистские религиозные войны. Суннитское духовенство в Сирии и во всем арабском мире выдает фетвы (решения в рамках ислама), чтобы придать Армии свободной Сирии ореол святых воинов, сражающихся с неверными алавитами, лишающими Сирию ее истинной суннитской идентичности. Целым батальонам этой поредевшей суннитской армии присваивают броские имена старинных мусульманских героев, таких как Халид бин аль-Валид – спутник пророка Мухаммеда, завоевавший Левант; Саладин, отбивший Палестину у крестоносцев; и Моавийа бин Аби Суфьян – свояк Мухаммеда.

У Асада, прикрываемого Китаем и Россией от иностранной интервенции, в настоящее время имеется лицензия преследовать свои цели без жалости к своим оппонентам. И Китай, и Россия чувствуют себя обманутыми поведением Запада в Ливии, где тот явно превысил свои полномочия в рамках ООН, свергнув режим Каддафи. А учитывая их собственную взрывоопасную политическую и этническую напряженность, ни Китай, ни Россия не склонны поддерживать иностранную интервенцию.

Кроме того, Россия, по-прежнему травмированная своим поражением в «холодной войне», хочет сохранить ось Сирии-Ирана в качестве главного козыря в своих непростых отношениях с Западом, в то время как и она, и Китай просто-напросто устали от наивности Запада. По их мнению, сейчас арабский мир стоит не перед выбором между диктатурой и демократией, а перед выбором пусть и деспотической, но стабильности и апокалипсическим хаосом.

И все же Запад тоже не решается действовать, опасаясь возможного повторения катастрофы в Ираке. Преобразование режима партии Баас в Сирии в работоспособную демократическую систему на практике невозможно, точно ��ак же, как это было невозможно в случае баасистского режима Саддама Хусейна в Ираке. Но и перспектива джихадистской этнической войны, которая распространится на весь Левант, не является особенно привлекательной. Для России и Китая это также не может быть радостной перспективой.

Exit from comment view mode. Click to hide this space
Hide Comments Hide Comments Read Comments (1)

Please login or register to post a comment

  1. CommentedSarchis Dolmanian

    A very thorough analysis of what is happening there, both in and around Syria, except for the second paragraph.
    An autocracy is doomed to fail not because the autocrat is incompetent (unable to understand this or that) but because his understanding is limited: he/she doesn't have enough time nor enough brain power to understand all that is happening around him/her.
    As such, no matter how well intentioned or dedicated to the common good he/she might be (a most unlikely hypothesis anyway since most autocrats are self serving egocentrics) more mistakes will be made than if the decisions would have been adopted democratically.
    After all if change is produced, peacefully or not, by the government then it follows a path chosen by that government. And even if the government has been elected by the people that path only aproximates what the electorate had in mind at election time - which has already passed - and this is why elections are reiterated periodically.

Featured