Friday, August 22, 2014
2

Как стабилизировать Центральную Азию

ВАШИНГТОН, ОКРУГ КОЛУМБИЯ. Последние случаи насилия в Казахстане и Таджикистане, последовавшие после гражданских волнений в Кыргызстане в 2010 году, усилили озабоченность в мире по поводу безопасности в Центральной Азии как регионе, который становится все более важным для поставок НАТО для Международных силы содействия безопасности (МССБ) в Афганистане.

Страны Центральной Азии позволяют членам НАТО и их партнерам транспортировать грузы через свою территорию для поддержки военных сил в Афганистане, что является существенным дополнением к потоку поставок МССБ через территорию Пакистана, который в последнее время демонстрирует уязвимость в связи с возникшей напряженностью в отношениях с Соединенными Штатами.

Эти страны стали партнерами НАТО в Афганистане, исходя из логических соображений. Они разделяют озабоченность Запада по поводу возрождения афганских талибов и потенциальной поддержки ими экстремистских исламистских движений в других странах Центральной Азии. Действительно, все пять постсоветских стран Центральной Азии ‑ Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан – были мишенью мусульманских экстремистских организаций, связанных с талибами и Аль-Каидой.

Кроме того, руководители стран Центральной Азии стремятся сохранить присутствие НАТО в Евразии в качестве способа сбалансировать влияние Китая и России. Хотя в целом руководители региона имеют хорошие отношения с обеими странами, они опасаются, что русское военное и китайское экономическое господство могут привести к росту китайско-российского кондоминиума за их счет.

Все страны Центральной Азии имеют одинаковые проблемы, связанные с всепроникающей коррупцией, острым неравенством в доходах, проблемы с преемственностью политики и транснациональными преступными группами, которые зачастую сотрудничают между собой куда лучше, чем враждующие между собой правительства региона. Ухудшение качества предоставления государственных услуг способствовало свержению правительства Кыргызстана и может привести к тому, что недовольные граждане начнут оказывать поддержку исламистским террористам и другим экстремистам.

Хотя в Казахстане, Узбекистане и других странах Центральной Азии возобновился быстрый экономический рост, большая часть их последних достижений просто коррелирует с бушующими ценами на нефть и газ. Рост может легко замедлиться после следующего падения цен на энергоносители или других внешних потрясений, таких как призывы в России ограничить занятость и возможности денежных переводов для рабочих из центрально-азиатских республик.

Все пять стран до сих пор не оправились от распада инфраструктурных сетей Советского Союза и нуждаются в срочных внутренних и региональных мерах по укреплению своего образования, транспорта, энергосбережения, медицинского обслуживания и других коммунальных услуг. А наличие множества различных видов связей друг с другом повышает риск возникновения транснациональных угроз, таких как вспышки заболеваний, а также связанной с природными ресурсами конфронтации.

Изучение опыта социальных беспорядков в Тунисе, Египте, Ливии и других арабских странах неотвратимо наводят наблюдателей на мысль, что автократии в странах Центральной Азии потенциально уязвимы к аналогичным потрясениям. Некоторые руководители стран Центральной Азии находятся у власти в течение многих лет, и только в Кыргызстане, самой бедной стране из пяти, была разработана конкурентоспособная многопартийная политическая система. В других странах политические партии слабы либо являются инструментом режима.

Но наличие дополнительных факторов делает арабские сценарии менее вероятными в Центральной Азии: силы безопасности более тесно связаны с правящей элитой, независимые политические группы и социальные медиасети менее развиты, в ряде стран сохраняются высокие экономические показатели, и, к тому же, предыдущая волна революций в Украине и Кыргызстане дала разочаровывающие результаты.

Обеспечение долгосрочной стабильности потребует от этих стран сокращения масштабов нищеты, создания новых рабочих мест, сокращения неравенства в доходах и развития человеческих ресурсов. Деятельность частного сектора не будет расширяться без появления здоровых национальных банков при условии соблюдения ими строгой финансовой дисциплины и предоставления им большей независимости в плане надзора. Правительствам, которым придется решать задачу повышения расходов, необходимо будет разработать целевые системы социальной защиты, которые защитят их бедных людей за счет выделения денежных средств или квазиденежных трансфертов.

Международный валютный фонд рекомендует провести дополнительные реформы, направленные на повышение гибкости рынка труда, укрепление конкурентоспособности национальных экономик за счет инвестиций в транспорт и телекоммуникационную инфраструктуру, а также на диверсификацию экспорта, в котором сейчас преобладают природные ресурсы.

Бо��ее того, снижение торговых барьеров между этими странами имеет важное значение для получения выгоды из региональной синергии и экономии от масштабов производства. Экономики Центральной Азии нуждаются в более широком доступе к рынкам, энергии и транспортной инфраструктуре своих соседей.

Прежде всего, эти страны должны создать более благоприятный климат для бизнеса и иностранных инвестиций за счет повышения прозрачности, улучшения управления, а также при помощи более эффективных политических, экономических и социальных институтов. Хотя некоторые страны Центральной Азии добились определенного прогресса, большинство все еще отстают от других развивающихся рынков в плане отчетности, верховенства закона и борьбы с коррупцией. Если взять другие страны постсоветского мира, то успех Грузии показывает, что решительно настроенное правительство может снизить даже укоренившуюся коррумпированность.

В то же время, странам Центральной Азии необходима постоянная подпитка со стороны доноров, поскольку приток частных инвестиций не восстановился до уровня, существовавшего до того, как разразился глобальный финансовый кризис. Но иностранные доноры должны более серьезно контролировать и обуславливать свои региональные программы помощи, а также гарантировать, что их помощь будет лучше скоординирована и интегрирована, нежели в прошлом.

Запасы углеводородного сырья и ключевое положение сделали Центральную Азию стратегически важным для многих стран регионом. Российские энергетические менеджеры рассчитывают на запасы добываемых в регионе нефти и газа, чтобы скомпенсировать находящееся в застое отечественное производство. Правительства стран Запада стремятся обойти трубопроводы России и импортировать нефть и газ напрямую. Китай считает ресурсы региона важным дополнением к его уязвимому импорту по морским путям энергии из стран Африки и Персидского залива и вложил миллиарды долларов в строительство сухопутных трубопроводов.

Все это способствует росту политической неопределенности, которая угрожает стабильности в регионе. Эти страны срочно нуждаются в структурных реформах, которые смогут генерировать более инклюзивный экономический рост и политических институтах, которые смогут передавать наверх, а не подавлять законные требования народа. Граждане, которым будет предоставлена возможность оказывать помощь в формировании государственной политики своей страны путем выборов и легальной политической деятельности с меньшей вероятностью будут для этого прибегать к неконституционным методам.

Hide Comments Hide Comments Read Comments (2)

Please login or register to post a comment

  1. CommentedRichard Farrell

    Surely it's misleading to talk about the "Stans" as a single bloc of homogenous nations? They may be in the same region but there are large divergences between them in terms of policy - Kazakhstan, for one, cannot be easily compared to the other Stans... The Kazakh ambassador to the US has already made this point http://www.project-syndicate.org/blog/stability-on-the-steppes

  2. CommentedH Gerken

    The West should not wilder in the Russian sphere of influence. Stability is no goal per se, democratic process is more important.

Featured