Tuesday, July 22, 2014
Exit from comment view mode. Click to hide this space
0

Россия: путь к изоляции

На следующей неделе президенты Путин и Буш встречаются в Словакии. Крепнущий авторитаризм в России и украинская Оранжевая революция, как кажется, ознаменовали окончание медового месяца, наблюдавшегося в отношениях двух президентов. Сергей Караганов, председатель Совета по внешней и оборонной политике России дает свою оценку углубляющихся проблем в российской внешней политике.

Два года назад россияне могли смотреть на мир с чувством удовлетворения. На дипломатической арене мы выглядели сильнее, чем позволяла нам наша экономическая и военная мощь. Это время прошло.

В прошлом году мы добились кое-каких успехов, среди которых самый важный – тот, что наш внешний долг, ограничивающий экономический суверенитет страны, близок к погашению. В остальных же отношениях, хотя объективные сильные стороны России остались неизменными, наше влияние на события в мире снизилось. Россия должна быть ценным партнером в целом ряде вопросов – от Ближнего Востока до войны с терроризмом и усилий по ограничению распространения оружия массового уничтожения. Тем не менее, Россия не оставила никакого заметного «следа» в этих вопросах. Действительно, даже нарастающий раскол между Европой и Америкой не положил конец ослаблению авторитета России.

Этот поворот событий вызывает недоумение. Президент Владимир Путин по-прежнему довольно эффективно общается на международном уровне. Тем не менее, в 2004 году Россия потерпела ряд очевидных поражений, запятнавших ее репутацию и подорвавших ее авторитет в мире.

В соседней с нами стране, Беларуси, президент Александр Лукашенко пренебрег предостережениями из России и провел референдум, позволяющий ему оставаться президентом пожизненно. Затем Россия сосредоточила почти все свое внешнеполитическое внимание на Украине – лишь для того, чтобы и там потерпеть поражение.

На Дальнем Востоке расплатой за нарушенные прошлые обещания стало то, что Россия, по-видимому, вынуждена принять условия Китая в споре о приграничной территории. Конечно, сам факт разрешения этого затянувшегося спора нельзя не приветствовать, но платой за это стала уступка территории, и это создает прецедент.

Более того, переговоры России с Евросоюзом в 2004 году зашли в тупик. Одной из причин является то, что предполагаемое решение «проблемы Калининграда» – российского анклава, который теперь, когда Литва и Польша вошли в состав ЕС, полностью отрезан от России – оказалось на поверку вовсе никаким не решением. В этом виновата не только Россия, но сейчас переговоры нужно начинать практически с нуля.

Да и в более широком смысле в отношениях России с Западом наступает «похолодание». Пока что катастрофой это назвать нельзя, хотя то, что пишут западные СМИ о России и ее руководстве, читать не очень приятно. Почти вся информация выдержана в негативном духе, над нами даже начали насмехаться.

События в Беларуси и Украине привели к тому, что проект Евроазиатского экономического сообщества начинает выглядеть все более нереалистично. Наши партнеры по СНГ неизбежно сделали свои выводы из демонстрации Россией слабости и некомпетентности.

Я бы мог продолжать этот список, но не стану сыпать соль на наши раны – это и мои раны тоже. Россияне не должны отчаиваться, но если мы не поймем причин этих провалов и не внесем коренные изменения в свою внешнюю политику, мы обречены на дальнейшие поражения и дальнейшую потерю статуса и влияния, если не на нечто худшее.

Основная причина того, что случилось – это систематическая интеллектуальная слабость внешней политики России. Наше знание и понимание остального мира продолжает ухудшаться; во многих случаях у нас отсутствует всякая система планирования и прогнозирования внешней политики.

Например, провала в Украине можно было избежать, если бы мы своевременно оценили политическую ситуацию и поддержали кандидата, победа которого практически не вызывала сомнений. Но мы поручили заниматься Украиной дилетантам – дилетантам с далеко идущими коммерческими интересами. Когда же для прикрытия неприятной ситуации был привлечен Путин, обычная неудача превратилась в полное фиаско.

В самом деле, внешняя политика России воплощается в личности Путина: президент принимает и исполняет практически все решения. Министерство иностранных дел, где сосредоточен лучший персонал страны, в значительной степени отрезано от дипломатического планирования. Совет безопасности практически никак себя не проявляет.

В результате даже хорошие решения планируются некомпетентно. Поэтому и риск ошибки возрастает. Более того, ответственность за внешнеполитические действия часто возлагается на первого попавшегося «члена комиссии». Из-за этого подхода провалился план Юрия Козака по разрешению ситуации в отколовшемся от Молдовы Приднестровье, из-за этого же такое смехотворное положение сложилось в Абхазии – сепаратистском регионе Грузии.

Фундаментальная слабость формирующейся в России политической системы, с ее чрезмерной централизацией, с ее опорой на личности, а не на учреждения, и с все более низким качеством руководства, начинает себя проявлять. Правящая элита России все более перестает соответствовать потенциалу и потребностям страны.

В то время как наши неудачи множатся, мы ворчим и обвиняем других или сочиняем воображаемые планы противодействия великим державам. Пока что другие смотрят на такое наше поведение сквозь пальцы. Россия необходима по тактическим соображениям. Но оценка политики и будущего России внешним миром явно меняется в худшую сторону.

Это обусловлено не только нашей внешней политикой и даже не столько непоследовательностью в экономических вопросах. Мало кто верит в то, что Россию можно укрепить путем создания почти советской политической системы, но без главного государствообразующего компонента этой системы – коммунистической партии и ее идеологии. В результате за последние год-полтора восприятие России в других странах изменилось: из усиливающегося партнера и возможного союзника мы превратились в слабеющего оппонента.

России нужна серьезная дискуссия – как среди элиты, так и среди широких слоев населения –

по поводу национальной стратегии, точно так же как нужен ей эффективный механизм планирования и координирования внешней политики. Вся политическая программа в целом потребует серьезных изменений. На сегодняшний момент эта программа, помноженная на невероятную идеологию построения капитализма в одной, отдельно взятой стране, слишком уж напоминает те политические принципы, которые привели к распаду Советского Союза.

Пока же Россия идет к тому, чтобы в будущем превратиться в увеличенный вариант Венесуэлы или Нигерии,– страны, богатой нефтью, но неспособной функционировать, – вместо того, чтобы стать одной из европейских или евроазиатских сверхдержав.

Exit from comment view mode. Click to hide this space
Hide Comments Hide Comments Read Comments (0)

Please login or register to post a comment

Featured