Monday, October 20, 2014
0

Возрождение Запада

ЛОНДОН. В 2008 году, во время финансовой опасности, мир объединился, чтобы перестроить глобальную банковскую систему.

В 2009 г., когда торговля резко падала, а безработица возрастала, мир впервые объединился в Большой двадцатке, чтобы не дать Великой рецессии перерасти в Великую депрессию.

Теперь, перед лицом десятилетия аскетизма и низкого роста, не видя выхода для целых наций из длительной безработицы и снизившегося уровня жизни, миру необходимо объединиться в первой половине 2011 года, чтобы договориться о финансовой и экономической стратегии процветания, намного более смелой, чем План Маршалла 1940 года.

Время истекает для Запада, потому что как Европа, так и Америка должны еще осознать тот факт, что все отдельные кризисы последних нескольких лет – от кризиса суб-стандартного ипотечного кредитования и краха Lehman Brothers до жесткой экономии в Греции и почти банкротства Ирландии – являются симптомами более глубокой проблемы: мир претерпевает далеко идущую, необратимую и действительно беспрецедентную перестройку экономической мощи.

Конечно, все мы знаем о подъеме Азии и о том, что Китай экспортирует больше, чем Америка, а скоро будет, также, больше производить и инвестировать. Но мы еще не полностью привыкли к такому повороту истории. Экономическое превосходство Запада – 10% населения мира, производящее большую часть мирового экспорта и инвестиций – окончено и никогда не вернется. После двух столетий, на протяжении которых Европа и Америка были монополистами глобальной экономической деятельности, Запад сейчас отстает от остального мира в производстве, торговле и инвестициях.

Отто фон Бисмарк когда-то описал модели мировой истории. Трансформации не происходят с «равномерной скоростью железнодорожного состава», говорил он. Однажды начавшись, они происходят «с непреодолимой силой». Если Запад не сумеет понять, что реальной проблемой сегодня является ответ на подъем азиатской экономической мощи обновлением своей собственной, то нас ожидает мрачная перспектива неуклонного спада, прерываемого короткими моментами восстановления – до следующего финансового кризиса. На всем протяжении этого периода миллионы людей останутся без работы.

Так почему же, несмотря на эту новую реальность, я убежден, что в двадцать первом веке Соединенные Штаты, обновив американскую мечту для новых поколений, останутся центром притяжения для крупнейших компаний, а Европа будет домом экономики с высокой занятостью?

Потому что, к счастью для всех нас, скоро миллиард и более новых азиатских производителей – вначале десятки миллионов из них, затем сотни миллионов – станут, также, новыми потребителями, перейдя в категорию среднего класса.

Нарастание азиатской потребительской революции предлагает Америке дорогу к новому величию. Сегодня расходы китайского потребителя составляют всего 3% от мировой экономической активности, в отличие от 36%-й доли американцев и европейцев. Эти две цифры показывают, почему в настоящее время мировая экономика такая несбалансированная.

К 2020 году или около того Азия и страны с развивающимися рынками дадут мировой экономике потребительскую мощь вдвое больше, чем у Америки. Уже такие компании, как GE, Intel, Proctor & Gamble и Dow Jones объявили, что большая часть их роста придет из Азии. Уже многие корейские, индийские и другие азиатские транснациональные компании владеют большей частью иностранных (в том числе американских) пакетов акций. Эта новая движущая сила мирового экономического роста открывает для Америки возможность использовать свою огромную новаторскую и предпринимательскую энергию для создания новых высококвалифицированных рабочих мест для американских рабочих.

Азиатский потребительский рост – и восстановление баланса глобальной экономики – могут стать стратегией выхода из экономического кризиса. Но Запад получит от этого пользу, только если примет правильные долгосрочные решения по важнейшим экономическим вопросам – что делать с дефицитами, финансовыми учреждениями, торговыми войнами и глобальным сотрудничеством?

Во-первых, сокращение дефицита должно происходить таким образом, чтобы увеличивать инвестиции в науку, технологии, инновации и образование. Чтобы обеспечить лучшую в мире науку и образование, понадобятся как частные, так и государственные инвестиции.

Во-вторых, новые рынки невозможно будет использовать, если Запад допустит протекционизм. Запрет на трансграничное слияние компаний, ограничение торговли и жизнь в условиях валютных войн навредят Америке больше, чем любой другой стране. В прошлом веке американский внутренний рынок был таким большим и доминантным, что можно было не беспокоиться о правилах торговли. Но когда Азия станет крупнейшим потребительским рынком в истории, американским экспортерам – крупнейшим потенциальным выгодополучателям – открытая торговля понадобится больше, чем когда-либо. Америка должна стать чемпионом в новой глобальной торговле.

Приверженность государственным инвестициям и открытой торговле является необходимым, но, однако же, не достаточным условием устойчивого процветания. Все глобальные возможности нового десятилетия могут сойти на нет, если страны замкнутся в своей национальной скорлупе.

В другую эпоху Уинстон Черчилль предостерегал мир, сталкивающийся с тяжелейшими неразрешимыми задачами, что тот продолжает пребывать в состоянии странного парадокса, не знающим сомнений только для того, чтобы быть нерешительным, полным решимости пребывать в колебаниях, непреклонным в пассивности и бездействии, основательным в своей изменчивости, всемогущим, чтобы быть бессильным. Я верю, что в сегодняшнем мире все же есть лидеры масштаба Черчилля. Если они будут работать вместе, пассивного дрейфа не будет.

Америка сейчас должна руководить и просить мир договориться о современном Плане Маршалла, который скоординирует торговлю и макроэкономическую политику для усиления глобального роста. Америке следует работать с новым председателем Большой двадцатки, французским президентом Николя Саркози, чтобы оживить частное кредитование, создав глобальную уверенность в стандартах и правилах, ожидаемых от банков.

Соглашение необходимо еще и потому, что многолетние планы сокращения дефицита каждой страны будут сопровождаться увеличением потребительских расходов на Востоке и целевых инвестиций в инновации и образование на Западе. Такой план должен побудить Китай и всю Азию сделать то, что в их собственных интересах и в интересах всего мира: уменьшение бедности и расширение среднего класса. И еще Запад должен ускорить структурные реформы, чтобы стать более конкурентоспособным, пока обеспечение консолидации бюджетов не разрушило рост.

Совместными действиями экономики Большой двадцатки могут достичь не просто незначительных изменений, но роста свыше 5% к 2014 году. Вместо мира, застрявшего в тупиковых вопросах валют и торговли, прячущегося в иллюзорном убежище протекционизма, мы могли бы увидеть 3-х триллионный рост, конвертированный в 25-30 миллионов новых рабочих мест и более 40 миллионов людей, вызволенных из нищеты.

Hide Comments Hide Comments Read Comments (0)

Please login or register to post a comment

Featured