Thursday, July 24, 2014
Exit from comment view mode. Click to hide this space
1

Повторное создание Всемирного банка – очередное

МАДРИД. Сейчас, когда один из трёх кандидатов может стать следующим президентом Международного банка реконструкции и развития (Всемирного банка), – министр финансов Нигерии Нгози Оконджо-Ивеала, бывший министр финансов Колумбии Хосе Антонио Окампо и кандидат от США, ректор Дартмутского университета Джим Ён Ким – настал момент оглянуться назад и оценить траекторию МБРР. Если у следующего президента МБРР нет четкого видения пути вперед и авторитета для того, чтобы выдержать внутреннее давление данного учреждения, он будет проглочен его сложной системой и громоздкими процедурами.

Внимание всего мира сосредоточено на взвешивании сильных сторон и квалификаций трех кандидатов, в частности их экономических и финансовых заслуг. Но подлинная задача заключается в разработке направления для Всемирного банка, которое бы отражало мир таким, каков он есть, и в соответствующей перекалибровке инструментов банка. Новый курс неизбежно частично зависит от признания того, что экономика и финансы, хотя и являются неотъемлемыми элементами всех направлений деятельности МБРР, более не являются основными движущими факторами данного учреждения.

Традиционными инструментами Всемирного банка были (и остаются) займы под низкие проценты, беспроцентные кредиты и гранты. Но основная философия МБРР заключалась в кредитовании (с процентами) стран со средним уровнем доходов и в перенаправлении получаемой прибыли в беднейшие страны, имеющие право на помощь. Сегодня, в связи с тем что его кредиты выдаются с определёнными условиями, МБРР теряет конкурентоспособность по отношению ко множеству действующих лиц, как государственных, так и частных, которые плотными рядами вышли на сцену развития. Между тем, МБРР становится жизненно важным (по сути, незаменимым) источником знаний и технической помощи, а также поставщиком глобальных общественных благ.

Опираясь на данные свои сильные стороны, МБРР должен быть готов, скорее, понимать реалии своих стран-клиентов, чем читать им морали, и сбалансировать свою работу на основе стран со своими глобальными ролями. В то время как кредитование постепенно оскудевает и сохраняется только для беднейших стран, МБРР должен взять на вооружение тонкую веерную структуру стратегического консультирования или «банка знаний». Организация должна пересмотреть свою миссию, отойдя от идеи «Банка Запада», «Банка БРИК», или, если на то пошло, банка, вообще.

Сегодня однозначно очевидно растёт нетерпимость к плохому государственному управлению и коррупции – коллективное неприятие, проявляющееся в таких разных странах, как Мьянма, Конго, Россия и Боливия, не говоря уже об арабских странах от Сирии до Марокко. В то же время, самая большая угроза для международного порядка исходит от распадающихся, распавшихся, послеконфликтных и страдающих от конфликтов государств.

В течение последних двух десятилетий в рамках переоценки ценностей, вызванной крахом коммунизма, Всемирный банк стремился к тому, чтобы сделать государственное управление и борьбу с коррупцией неотъемлемой частью своей работы по содействию экономическому росту и снижению уровня бедности в развивающихся странах. Но, помимо красноречивой риторики, данные изменения носили остаточных характер и являлись всего лишь дополнительной деятельностью МБРР, вместо того чтобы стать частью его организационной ДНК.

МБРР был слишком сосредоточен на самом себе и на своей репутации, и недостаточно – на странах, которые он консультирует и в которых он работает, в то время как считалось, что институциональное строительство встроено в задачи содействия экономическому росту. Как следствие, право, являющееся основой институционального строительства, воспринималось всего лишь как набор инструментов. Права собственности, исполнение контрактов, условия ведения предпринимательской деятельности, а также свободные и конкурентные рынки товаров и труда были объявлены частью экономической структуры – заблуждение, недавно подтверждённое бывшим экономистом Всемирного банка и современным «учёным мужем» в области развития Уильямом Истерли.

Кроме того, традиционное толкование устава МБРР привело к провозглашению «нейтралитета», что проявилось в готовности игнорировать характер режимов его стран-клиентов и отсутствие их подотчетности народу. Как ни парадоксально, но тот же самый Всемирный банк, который почти пять десятилетий назад, в разгар деколонизации, был превращён своим бывшим председателем Робертом Макнамарой в ключевой инструмент борьбы с коммунизмом, сегодня рассматривает так называемый «Пекинский консенсус» (сегодняшняя модель макроэкономической политики КНР), с помощью которого Коммунистическая партия Китая поддерживает железный контроль над страной как приемлемую модель развития.

В данном контексте «банку знаний» необходимо решить три проблемы. Он должен активизировать поддержку частного сектора и отдать приоритетное значение развитию инфраструктуры, в широком смысле, в соответствии с её важностью для личной инициативы. Он также должен укрепить свои технологии в области развития потенциала, в частности, развития административного потенциала с акцентом на его юридические институциональные аспекты. Наконец, он должен поставить программы борьбы с коррупцией и развития качественного государственного управления в основу своей миссии.

Международное сообщество не может позволить себе содержать Всемирный банк, который, застряв в мире прошлого, теряет своё значение. Ни одна другая организация не может использовать огромный потенциал МБРР как центра знаний и координатора политики в области развития. Полномочия следующего председателя МБРР будут иметь решающее значение в укреплении или разрушении данного учреждения, которое крайне необходимо миру в текущем столетии.

Exit from comment view mode. Click to hide this space
Hide Comments Hide Comments Read Comments (1)

Please login or register to post a comment

  1. CommentedZsolt Hermann

    With my limited knowledge I never considered the World Bank other than a "money lending source", but the "knowledge bank" the article talks about truly opens up new possibilities, and new directions if used properly.
    As we can see through the deepening and unsolvable global crisis, humanity is at crossroads today. We still stubbornly try to push on with our previous/present socio-economic system, despite the dramatically changed systematic conditions around us.
    Today humanity has evolved into a global, integral, interdependent system, where all of our previous methods, institutions have become meaningless.
    In such a situation the most important basic step is global, integral education, providing the necessary understanding about what a global, integral human system is to every nation at all social levels.
    It is not difficult to see that as soon as we understand our new system, its laws, and how we could settle into this new structure with harmony, with all the human talent and adaptability working out the actual institutions, methods would be self understanding, automatic.
    If the writer considers the World Bank as "knowledge bank" along these lines, then I hope the new president will listen to her advice.

Featured