Wednesday, July 23, 2014
Exit from comment view mode. Click to hide this space
0

Хождение Обамы по канату

КЕМБРИДЖ. По официальным данным Государственного департамента США, концепция «умной силы» ‑ интеллектуальной интеграции и совместной работы дипломатии, обороны, развития и других инструментов так называемой «жесткой» и «мягкой» силы – находится в центре внешнеполитического зрения администрации Обамы. Однако в настоящее время стратегия умной силы Обамы сталкивается с жестким вызовом со стороны событий на Ближнем Востоке.

Если Обама не сможет поддержать правительства в Египте, Бахрейне, Саудовской Аравии или Йемене, он может поставить под угрозу важные цели внешней политики, такие как мир на Ближнем Востоке, военно-морская база в Персидском заливе, стабильность на рынках нефти или сотрудничество в борьбе с террористами Аль-Каиды. С другой стороны, если он просто поддержит такие правительства, он будет противодействовать новому гражданскому информационному обществу, таким образом ставя под угрозу долгосрочную стабильность.

Балансирование «жесткой силой» в отношениях с правительствами с поддержкой демократии мягкой силой похоже на хождение по канату. В этом балансировании администрация Обамы качалась из стороны в сторону, но при этом она не упала вниз.

Поскольку администрация Обамы использовала термин «умная сила», некоторые люди думают, что он относится только к США, а критики утверждают, что это просто лозунг наподобие «жесткой любви», используемый для того, чтобы подсластить американскую внешнюю политику. Однако умная сила отнюдь не ограничивается США. Сочетание жесткой и мягкой власти – это трудная задача для многих государств ‑ но не менее необходимая.

В действительности, некоторые малые государства оказались весьма искусны в применении стратегии умной власти. Сингапур инвестировал достаточно в свою военную оборону, чтобы выглядеть перед соседями, которых он хочет сдерживать, как «отравленная креветка». В то же время он объединил этот подход жесткой силы с привлекательной деятельностью мягкой силы в рамках Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), а также с усилиями по использованию университетов как центров региональной неправительственной деятельности.

Подобным образом Швейцария долгое время использовала обязательную военную службу и гористую местность, как ресурсы жесткой власти для сдерживания, одновременно делая себя привлекательной для других посредством банковской, коммерческой и культурной сетей. Катар, маленький полуостров у побережья Саудовской Аравии, позволил использовать свою территорию в качестве штаб-квартиры американских военных во время вторжении в Ирак, одновременно спонсируя Аль-Джазиру, самый популярный телеканал в регионе, который сильно критиковал действия США. Норвегия для своей защиты вступила в НАТО, но разработала перспективную политику помощи за границей и мирного посредничества, чтобы усилить свою мягкую власть.

Исторически, растущие государства использовали стратегию умной власти для извлечения выгоды. В девятнадцатом веке Пруссия Бисмарка применила агрессивную военную стратегию, чтобы победить Данию, Австрию и Францию в трех войнах, которые привели к объединению Германии. Но как только Бисмарк достиг этой цели, он сосредоточил немецкую дипломатию на создании альянсов с соседями, и Берлин стал центром европейской дипломатии и урегулирования конфликтов. Одной из самых больших ошибок кайзера Вильгельма II двадцать лет спустя было увольнение Бисмарка, непродление его «договора перестрахования» с Россией и брошенный вызов Великобритании в военно-морском господстве на море.

После восстановления Мэйдзи в 1867-1868 годах растущая Япония создала военную мощь, которая позволила победить Россию в 1905 году. Но за этим также последовала примирительная дипломатическая политика по отношению к Великобритании и США, а также она потратила значительные ресурсы, чтобы сделать себя привлекательной за рубежом. После провала ее империалистической схемы процветания Великой Восточной Азии 1930-х годов (которая содержала компонент мягкой силы анти-европейской пропаганды) и поражения во второй мировой войне, Япония приняла стратегию, которая свела к минимуму военную мощь и стала полагаться на стратегический альянс с США. Устремленность Японии на экономический рост достигла своей цели, но страна разработала только скромную военную и мягкую силу.

В первые десятилетия коммунистический Китай создал свою военную мощь и одновременно использовал мягкую власть маоистской революционной доктрины и солидарность третьего мира для создания союзников за рубежом. Но после исчерпания маоистской стратегии в 1970-х годах китайские лидеры перешли к рыночным механизмам для содействия экономическому развитию. Дэн Сяопин предупредил своих соотечественников о том, что они должны отказаться от внешних предприятий, которые могут поставить под угрозу внутреннее развитие.

В 2007 году председатель КНР Ху Цзиньтао объявил о важности инвестирования в мягкую силу Китая. С учетом растущей экономической и военной мощи Китая, это было умное решение. Сопровождая свою растущую жесткую власть с усилиями, чтобы сделать себя более привлекательным, Китай стремился успокоить страхи и тенденции к балансированию китайской мощи со стороны своих соседей.

В 2009 году Китай по праву гордился своими успехами по выходу из глобального экономического спада с высокими темпами экономического роста. Многие китайцы ошибочно заключили, что это представляет собой сдвиг в балансе глобальных сил и что США пришли в упадок.

Но такие рассказы могут привести к конфликту. В действительности, самоуверенность в оценке своей силы привела к более напористому поведению Китая во внешней политике в конце 2009 и 2010 годах. Китай просчитался, отойдя от умной стратегии растущей мощи и нарушая назидание Дэна Сяопина, что Китай должен действовать осторожно и «искусно не высовываться». После того как китайские руководители столкнулись с международной критикой и ухудшением отношений с США, Японией, Индией и другими странами, они решили вернуться к стратегии умной власти Дэна.

Таким образом, по мере того как администрация Обамы старается реализовать свою стратегию умной силы в текущих революционных условиях Ближнего Востока, следует отметить, что США не одиноки в борьбе с трудностями успешного сочетания жесткой и мягкой силы. Умная сила является важной стратегией для достижения успеха в мировой политике, но никто не говорил, что это будет легко.

Exit from comment view mode. Click to hide this space
Hide Comments Hide Comments Read Comments (0)

Please login or register to post a comment

Featured