Monday, September 1, 2014
0

Хождение Обамы по канату

КЕМБРИДЖ. По официальным данным Государственного департамента США, концепция «умной силы» ‑ интеллектуальной интеграции и совместной работы дипломатии, обороны, развития и других инструментов так называемой «жесткой» и «мягкой» силы – находится в центре внешнеполитического зрения администрации Обамы. Однако в настоящее время стратегия умной силы Обамы сталкивается с жестким вызовом со стороны событий на Ближнем Востоке.

Если Обама не сможет поддержать правительства в Египте, Бахрейне, Саудовской Аравии или Йемене, он может поставить под угрозу важные цели внешней политики, такие как мир на Ближнем Востоке, военно-морская база в Персидском заливе, стабильность на рынках нефти или сотрудничество в борьбе с террористами Аль-Каиды. С другой стороны, если он просто поддержит такие правительства, он будет противодействовать новому гражданскому информационному обществу, таким образом ставя под угрозу долгосрочную стабильность.

Балансирование «жесткой силой» в отношениях с правительствами с поддержкой демократии мягкой силой похоже на хождение по канату. В этом балансировании администрация Обамы качалась из стороны в сторону, но при этом она не упала вниз.

Поскольку администрация Обамы использовала термин «умная сила», некоторые люди думают, что он относится только к США, а критики утверждают, что это просто лозунг наподобие «жесткой любви», используемый для того, чтобы подсластить американскую внешнюю политику. Однако умная сила отнюдь не ограничивается США. Сочетание жесткой и мягкой власти – это трудная задача для многих государств ‑ но не менее необходимая.

В действительности, некоторые малые государства оказались весьма искусны в применении стратегии умной власти. Сингапур инвестировал достаточно в свою военную оборону, чтобы выглядеть перед соседями, которых он хочет сдерживать, как «отравленная креветка». В то же время он объединил этот подход жесткой силы с привлекательной деятельностью мягкой силы в рамках Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), а также с усилиями по использованию университетов как центров региональной неправительственной деятельности.

Подобным образом Швейцария долгое время использовала обязательную военную службу и гористую местность, как ресурсы жесткой власти для сдерживания, одновременно делая себя привлекательной для других посредством банковской, коммерческой и культурной сетей. Катар, маленький полуостров у побережья Саудовской Аравии, позволил использовать свою территорию в качестве штаб-квартиры американских военных во время вторжении в Ирак, одновременно спонсируя Аль-Джазиру, самый популярный телеканал в регионе, который сильно критиковал действия США. Норвегия для своей защиты вступила в НАТО, но разработала перспективную политику помощи за границей и мирного посредничества, чтобы усилить свою мягкую власть.

Исторически, растущие государства использовали стратегию умной власти для извлечения выгоды. В девятнадцатом веке Пруссия Бисмарка применила агрессивную военную стратегию, чтобы победить Данию, Австрию и Францию в трех войнах, которые привели к объединению Германии. Но как только Бисмарк достиг этой цели, он сосредоточил немецкую дипломатию на создании альянсов с соседями, и Берлин стал центром европейской дипломатии и урегулирования конфликтов. Одной из самых больших ошибок кайзера Вильгельма II двадцать лет спустя было увольнение Бисмарка, непродление его «договора перестрахования» с Россией и брошенный вызов Великобритании в военно-морском господстве на море.

После восстановления Мэйдзи в 1867-1868 годах растущая Япония создала военную мощь, которая позволила победить Россию в 1905 году. Но за этим также последовала примирительная дипломатическая политика по отношению к Великобритании и США, а также она потратила значительные ресурсы, чтобы сделать себя привлекательной за рубежом. После провала ее империалистической схемы процветания Великой Восточной Азии 1930-х годов (которая содержала компонент мягкой силы анти-европейской пропаганды) и пора��ения во второй мировой войне, Япония приняла стратегию, которая свела к минимуму военную мощь и стала полагаться на стратегический альянс с США. Устремленность Японии на экономический рост достигла своей цели, но страна разработала только скромную военную и мягкую силу.

В первые десятилетия коммунистический Китай создал свою военную мощь и одновременно использовал мягкую власть маоистской революционной доктрины и солидарность третьего мира для создания союзников за рубежом. Но после исчерпания маоистской стратегии в 1970-х годах китайские лидеры перешли к рыночным механизмам для содействия экономическому развитию. Дэн Сяопин предупредил своих соотечественников о том, что они должны отказаться от внешних предприятий, которые могут поставить под угрозу внутреннее развитие.

В 2007 году председатель КНР Ху Цзиньтао объявил о важности инвестирования в мягкую силу Китая. С учетом растущей экономической и военной мощи Китая, это было умное решение. Сопровождая свою растущую жесткую власть с усилиями, чтобы сделать себя более привлекательным, Китай стремился успокоить страхи и тенденции к балансированию китайской мощи со стороны своих соседей.

В 2009 году Китай по праву гордился своими успехами по выходу из глобального экономического спада с высокими темпами экономического роста. Многие китайцы ошибочно заключили, что это представляет собой сдвиг в балансе глобальных сил и что США пришли в упадок.

Но такие рассказы могут привести к конфликту. В действительности, самоуверенность в оценке своей силы привела к более напористому поведению Китая во внешней политике в конце 2009 и 2010 годах. Китай просчитался, отойдя от умной стратегии растущей мощи и нарушая назидание Дэна Сяопина, что Китай должен действовать осторожно и «искусно не высовываться». После того как китайские руководители столкнулись с международной критикой и ухудшением отношений с США, Японией, Индией и другими странами, они решили вернуться к стратегии умной власти Дэна.

Таким образом, по мере того как администрация Обамы старается реализовать свою стратегию умной силы в текущих революционных условиях Ближнего Востока, следует отметить, что США не одиноки в борьбе с трудностями успешного сочетания жесткой и мягкой силы. Умная сила является важной стратегией для достижения успеха в мировой политике, но никто не говорил, что это будет легко.

Hide Comments Hide Comments Read Comments (0)

Please login or register to post a comment

Featured