0

Нигерийская демократия больного человека

Насколько сильно болен президент Нигерии Умару Яр-Адуа? В мае, во время живого телеобращения, он признал, что страдает от болезни почек, и вместе с тем положил конец слухам о том, что у него неизлечимая болезнь. Он также заявил, что опасения по поводу его здоровья сильно преувеличены по политическим мотивам. Здоровье многих мировых лидеров не в полном порядке. Но ставки особенно высоки в Нигерии, где Яр-Адуа олицетворяет собой тонкий политический баланс страны.

С падением диктатуры в Нигерии и установлением демократии в 1999 году, губернаторы, в основном, в северных мусульманских областях, верили, что им удалось достигнуть соглашения с южными соседями по вопросу региональной ротации при избрании президента страны. Утверждая в 2007 году, что настала их очередь выбирать руководителя, они рьяно выступали против предложения тогдашнего президента Олюсегуна Обасанджо, христианина с юга, переписать конституцию Нигерии в надежде на победу на выборах и третий президентский срок. В ответ на это, южные губернаторы говорили, что север управлял страной в течение более трех десятилетий авторитарного режима и что южанин должен занимать пост президента в течение нескольких следующих лет. Напряжение нарастало.

Как только стало ясно, что гамбит Обасанджо потерпит неудачу, он нашел компромисс - назвал человека, которому он доверяет, Яр-Адуа, малоизвестного северного губернатора и набожного мусульманина, в качестве своего привилегированного преемника. В апреле 2007 года Яр-Адуа с большим перевесом голосов выиграл спорные президентские выборы. Западные и африканские наблюдатели заявляли, что широко распространенная фальсификация бюллетеней подпортила официальные результаты выборов, а Верховный суд Нигерии еще должен определить законность самих выборов.

Но Яр-Адуа снял с себя обвинения в фальсификации результатов выборов, и в первые дни своего президентства даже заслуживал похвалу, как у себя дома, так и за границей, за свои обещания заняться борьбой с коррупцией и заключить соглашение с милицейскими группами в богатом нефтью и терзаемом насилием регионе дельты Нигера. В диалоге с вооруженными группировками, такими как Движение за эмансипацию дельты Нигера (MEND), одним из его главных козырей был вице-президент Гудлак Джонатан, который был родом из этого региона.

Восстановление порядка в Дельте является жизненно важным делом, поскольку Нигерия, которая является восьмым по величине в мире добытчиком нефти, получает от нефти 86% своих доходов от экспорта. В последнее время, перед запланированным саммитом между правительством и различными лидерами милиции, участились нападения на трубопроводы. Небольшие группы вооруженных людей, которые совершают нападения на нефтяную инфраструктуру в Дельте, делают это, чтобы показать свою значимость и занять потенциально выгодную позицию за столом переговоров. Саммит, вероятно, приведет к заключению соглашения и положительному освещению в печати, хотя мусульманские члены парламента из северных регионов могут и осложнить попытки наладить диалог.

Нигерийское правительство могло бы использовать некоторые хорошие новости. Нехватка электричества во время правления Яр-Адуаа увеличилась, что привело к отключению электричества во многих областях страны и осложнило ситуацию с иностранным инвестиционным климатом. Растущие цены на электроэнергию спровоцировали рост инфляции с 8,2% в апреле до 9,7% в мае. Расследования коррупции, начатые правительством Яр-Адуа, раскрыли более широкие и более глубокие проблемы, чем, как многим казалось, существовали в стране. Борьба между президентом и законодательной властью за контроль над федеральными расходами так и не завершилось полностью.

Для иностранных инвесторов наибольшее беспокойство, в ближайшее время, может представлять большое количество нападений парламента и некоторых экономических советников Яр-Адуа на Чарльза Солудо, председателя центрального банка, который внес значительный вклад в улучшение экономических показателей Нигерии за прошедшие годы. При Обасанджо, Солудо начал жизненно необходимые банковские реформы и твердо настаивал на том, что Нигерия должна выплатить свой иностранный долг.

Но недавнее решение Солудо создать Фонд национального благосостояния буквально разожгло огненную бурю. Парламентарии жалуются, что с ними никто не консультировался. Мусульмане из северных регионов задаются вопросом, почему Солудо, христианин с юга, полагает, что правительство должно накапливать избыточные наличные средства, которые можно было бы потратить на борьбу с бедностью среди их избирателей. Фаворит Запада, Солудо, может не дотянуть до ко��ца этого года.

С таким большим количеством проблем в будущем, Нигерия вряд ли может позволить себе больного президента. Яр-Адуа настаивает на том, что он в прекрасной форме, а его поездки в Германию на лечение, во время избирательной кампании прошлого года, а затем снова в апреле этого года, были несправедливо политизированы. Но большое количество вопросов о состоянии его почек остается без ответа, а также слухи о том, что у него даже может быть синдром Черджа-Строса, опасная для жизни аутоиммунная болезнь. Истинное состояние его здоровья, возможно, имеет меньшее значение, чем опасения общества относительно того, что он что-то скрывает.

Беспокойство относительно здоровья Яр-Адуа создает риск стабильности Нигерии, который распространяется далеко за пределы проблем дельты Нигера или какой-либо другой политической проблемы. Если Яр-Адуа умрет при исполнении служебных обязанностей, то его пост займет вице-президент – христианин с юга. Вряд ли мусульмане из серенных регионов Нигерии примут такое развитие событий без протеста.

Нет причины полагать, что Гудлак Джонатан откажется от поста, а удаление его из офиса, в случае, если он займет пост президента, могли бы привести к беспрецедентному насилию в Дельте. Учитывая политические трения и насилие, которые вызвала прошлогодняя избирательная кампания, у нового голосования была бы еще менее привлекательная перспектива.

Только врачи Умару Яр'адуа точно знают, насколько сильно он болен. Но как только ответы всплывут на поверхность, мы узнаем намного больше о здоровье хрупкой демократии Нигерии.