2

Не забывайте о соседях

ПРИНСТОН. Согласно общему мнению, решение Сирии принять план бывшего секретаря Организации Объединенных Наций Кофи Аннана на прошлой неделе зависело именно от России. Мы вернулись к политике холодной войны, при которой Запад не желает применять силу, а Россия готова помогать своим клиентам вооружениями и поддержкой. Таким образом, у России есть козырь: выбирать, какое давление она будет готова оказать на президента Сирии Башара аль-Асада, чтобы он придерживался плана.

Если это так, то Иран, несомненно, будет удерживаться такой же сильной рукой. Аннан, в конце концов, также совершил поездку и в Тегеран. Судя по всему, традиционный баланс сил в геополитике все еще в действии.

Но все это в лучшем случае лишь неполный взгляд, который скрывает столько же, сколько и показывает. В частности, в нем упущено из виду важное возрастающее значение региональной политики и институтов.

Долгосрочное решение сирийского кризиса зависит от Турции и Лиги арабских государств не меньше, чем от США, Европы и России. Посмотрим, что еще произошло на прошлой неделе: правительство Турции дало понять, что оно готово прибегнуть к новым мерам, если план Аннана не даст результатов.

Турецкие официальные лица заявляют об этом уже в течение нескольких месяцев, но теперь сирийские войска вели огонь в сторону Турции, преследуя повстанцев Свободной сирийской армии, которые бежали через границу, и к тому же это происходило на фоне резкого роста числа сирийских гражданских беженцев. На прошлой неделе премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган внезапно повысил ставки разговорами о «большом количестве вариантов» и тем, что в дополнение сказал: «Кроме того, НАТО несет ответственность за турецкие границы согласно статье №5».

Статья №5 договора НАТО гласит, что нападение на одного из членов НАТО будет расцениваться как нападение на всех членов и что все члены НАТО придут на помощь подвергшемуся нападению государству. Конечно, другие члены НАТО могут не согласиться с тем, что Сирия действительно напала на Турцию, но если Турция начнет взывать к применению статьи №5, то отказ от оказания помощи может иметь неприятные последствия для альянса в целом. И Асад прекрасно понимает, что невозможно полностью избежать дальнейших пограничных инцидентов до тех пор, пока он готов позволять Свободной сирийской армии использовать Турцию в качестве зоны безопасности.

Важность статьи №5 заключается в том, что в случае появления достаточно веского аргумента Турция и ее союзники могут действовать в целях самообороны, не нуждаясь в поиске одобрения со стороны Совета Безопасности ООН. Это предложение Эрдогана меняет правила игры, заставляя Асада считаться с перспективой создания де факто принудительным путем с использованием военной силы зоны безопасности для гражданской оппозиции.

Более глубоким моментом в данной ситуации является то, что региональные организации, включая НАТО, обеспечивают первый уровень законности и легитимности, необходимый для успешного применения силы. США не поддержали бы интервенцию в Ливию, если бы Лига арабских государств не поддержала бы бесполётную зону и не обратилась бы в ООН на этой основе.

Действительно, предполагая, что Асад не начнет сносить бульдозерами целые города, я не могу себе представить обстоятельства, при которых США будут поддерживать даже ограниченное военное вмешательство в Сирии без публичного одобрения Лиги арабских государств и Турции. Вот почему мы наблюдали игру «только после вас» по отношению к Сирии, когда турки говорили, что они нуждаются в поддержке Запада, а США говорили, что они нуждаются в региональной поддержке, и обе стороны говорили, что они нуждаются в поддержке ООН.

Выходя за пределы Ближнего Востока, Африка демонстрирует лучшее доказательство в пользу геополитики, основанной в такой же степени на региональных властях и институтах, как на традиционном участии великих держав. В то время как Аннан пытается урегулировать кризис в Сирии, прилагая все свои дипломатические навыки, потрясения в Сенегале, Мали, Малави и Гвинее-Бисау были быстро урегулированы другими региональными державами. В частности, Африканский союз (АС) неоднократно выступал за соблюдение Африканской хартии о демократии, выборах и государственном управлении.

В Сенегале недавние выборы, на которых президент Абдулай Вад пошел на беспрецедентный в истории страны третий срок, сопровождались случаями насилия. Первый раунд вынудил Вада провести второй тур с Маки Салем, и в этот момент АС незамедлительно направи�� в страну миссию наблюдателей, составленную из представителей 18 африканских стран, чтобы оценить, насколько законными были выборы и «отражают ли они волю сенегальского народа». Мы не можем с уверенностью сказать насколько миссия повлияла на окончательное решение Вада признать свое поражение в пользу Саля, но осознание того, что регион следит за его действиями, должно было помочь ему сосредоточиться.

Ситуация в Мали является более сложной, поскольку она включает в себя нынешнее сепаратистское движение, а также государственный переворот 21 марта. Но после переворота Африканский союз и Экономическое сообщество западноафриканских государств (ЭКОВАС), при поддержке ООН, немедленно приостановили членство Мали в АС, ввели экономические и дипломатические санкции в отношении страны, а так же ввели ограничения на передвижения руководителей переворота. И всего через две недели ЭКОВАС заявило, что оно заключило соглашение с руководителями переворота о возврате руководства страной гражданским властям в обмен на снятие санкций.

Кроме того, Президент АС Жан Пинг немедленно и самым решительным образом осудил переворот в Гвинее-Бисау в начале апреля.

Тем, кто интерпретирует все движения на международной арене с точки зрения вечной борьбы государств за власть и авторитет, всегда смогут находить этому нужные доказательства. То, каким образом соперничество между Саудовской Аравией и Ираном сказывается на Сирии, является ярким тому примером. Но желание страны прекратить массовые убийства в стране по соседству, или обеспечить соблюдение региональных норм, имеет свою собственную силу. Все чаще, в случае, если региональная организация не начинает действовать, силы из других регионов считают, что им в этом случае сложнее вмешаться. И наоборот, когда область объединяется и предпринимает действия, вмешательство внешних сил становится либо менее необходимым, либо более эффективным.