Friday, April 18, 2014
Exit from comment view mode. Click to hide this space
0

Михаил Горбачёв и конец «холодной войны»

В начале этого месяца Михаил Горбачёв отметил своё 75-тилетие концертом и конференцией в своём фонде в Москве. К сожалению, он не популярен среди россиян, которые обвиняют его в развале Советского государства. Но, как Горбачёв ответил тем, кто выкрикивает в его сторону обвинения, - «Помните, я – тот человек, который дал вам право выкрикивать».

Когда Горбачёв пришёл к власти в 1985 году, он попытался дисциплинировать советских людей с целью избежать экономического застоя. После того, как дисциплина не решила проблему, он начал перестройку. Но бюрократы постоянно расстраивали его планы, и он ввёл гласность, т.е. открытое обсуждение и демократизацию. Но когда гласность позволила людям говорить то, что они думали, многие сказали: «Мы хотим отсоединиться». К декабрю 1991 года Советский Союз прекратил своё существование.

Внешняя политика Горбачёва, которую он называл «новым мышлением», также приблизила конец «холодной войны». Горбачёв говорил, что безопасность – это игра, в которой все, кто сотрудничают, выигрывают. Вместо того, чтобы создавать как можно больше ядерного оружия, он провозгласил доктрину «достаточности», означавшей наличие только минимального количества оружия для защиты. Он также полагал, что контроль Советским Союзом Восточной Европы обходился очень дорого и приносил слишком мало пользы, и что вторжение в Афганистан было дорогостоящей неудачей.

К лету 1989 года восточные европейцы получили больше свободы. Горбачёв отказался применить силу для подавления демонстраций. К ноябрю Берлинская стена пала.

Некоторые из этих событий произошли из-за неверных расчётов Горбачёва. В конце концов, он хотел реформировать коммунизм, а не заменить его. Но его реформы быстро переросли в революцию, начатую низами, а не контролируемую сверху. Пытаясь починить коммунизм, он сделал в нем дырку. Подобно пробоине в дамбе, как только сдерживаемая ранее вода начинает просачиваться, она расширяет отверстие и разрывает систему на части.

А вот если бы в 1985 году Политбюро Коммунистической Партии выбрало одного из более «консервативных» соперников Горбачёва, то вполне вероятно, что ослабевающий Советский Союз смог бы продержаться ещё одно десятилетие или около того. Он не должен был развалиться так быстро. Гуманность Горбачёва сильно ускорила сроки.

Но существовали и более глубокие причины, приведшие к развалу Советского Союза. Одна из них – мирная сила либеральных идей, распространению которых способствовало развитие обмена информацией между странами и расширение контактов между ними, а эффект демонстрации успехов Западной экономики ещё больше усиливал их привлекательность. В дополнение к этому, огромный советский оборонный бюджет начал подрывать другие аспекты общества. Качество здравоохранения ухудшилось, а уровень смертности увеличился (единственная развитая страна, где это произошло). В итоге, даже военные начали понимать, какую непомерную ношу взвалили на страну имперские планы расширения.

В конечном счёте, самыми главными причинами развала Советского Союза были упадок коммунистической идеологии и экономический провал. Это произошло бы и без Горбачёва. В начале «холодной войны» коммунизм и Советский Союз обладали значительной мирной силой. Многие коммунисты возглавляли сопротивление фашизму в Европе, а многие люди верили в то, что коммунизм – это будущее человечества.

Но репутация советской «мягкой» силы была сильно подорвана обнародованием в 1956 году сведений о преступлениях Сталина и репрессиями в Венгрии в 1956 году, в Чехословакии в 1968 году и в Польше в 1981 году. Хотя в теории целью коммунизма было установление системы классовой справедливости, наследники Ленина поддерживали свою власть в стране с помощью жестокого аппарата госбезопасности, включая физическое уничтожение инакомыслящих, ГУЛАГи, широкую цензуру и вездесущих информаторов. Главным последствием данных жестоких мер стала всеобщая потеря веры в систему.

Тем временем, упадок советской экономики отражал неспособность центрального планирования реагировать на экономические изменения. Сталин создал командную экономику, опирающуюся на тяжёлую промышленность и на «дымящие» отрасли промышленности, что сделало её крайне негибкой – не руки, а крюки.

Как заметил экономист Джозеф Шампетер, капитализм – это «созидающее разрушение», т.е. гибкое реагирование на основные технологические изменения. В конце двадцатого века главным технологическим изменением третьей промышленной революции было увеличение роли информации как самого дефицитного ресурса экономики. Советская система была совершенно неспособна работать с информацией. Высокая скрытность политической системы означала, что распространение информации было медленным и неуклюжим.

Экономическая глобализация вызвала в ХХ веке суматоху во всём мире, но западные страны с рыночной экономикой смогли перераспределить рабочую силу в сферу услуг, реструктурировать свою тяжёлую промышленность и перейти на использование компьютеров. Советский Союз не смог выдержать такого темпа.

В самом деле, когда в 1985 году Горбачёв пришёл к власти, в Советском Союзе насчитывалось 50 000 персональных компьютеров; в США их было 30 миллионов. Четыре года спустя в СССР насчитывалось 400 000 персональных компьютеров, а в США – 40 миллионов. По словам одного советского экономиста, в конце 80-ых годов ХХ века только 8% советской промышленности было конкурентоспособно в мировом масштабе. Стране тяжело остаться сверхдержавой, если мир не хочет 92% её продукции.

Уроки на сегодня ясны. Хотя военная мощь страны и важна, ошибкой для страны является недооценка роли экономической и «мягкой» силы. Но ошибкой также является недооценка роли лидеров, придерживающихся гуманных ценностей. Может Советский Союз и был обречён, но мир должен быть благодарен Горбачёву за то, что империя, находившаяся под его началом, развалилась без кровавой конфронтации.

Exit from comment view mode. Click to hide this space
Hide Comments Hide Comments Read Comments (0)

Please login or register to post a comment

Featured