4

«Война в августе» Марио Драги

ВАШИНГТОН. Август всегда был опасным месяцем в европейской истории, но в этом году он может стать поворотной точкой для еврозоны и, возможно, для мировой экономики. 26 июля Марио Драги, председатель Европейского центрального банка, заявил, что его учреждение сохранит евро, «чего бы это ни стоило», и добавил: «Поверьте, этого будет достаточно».

Сильное (даже беспрецедентное) заявление Драги было широко истолковано как сигнал того, что ЕЦБ вскоре возобновит свою программу скупки облигаций, сосредоточившись, в частности, на испанском долге. Фондовые биржи всего мира воспарили. Председатель Центрального банка Германии Йенс Вайдманн сразу же выразил некоторые сомнения, но на следующий день федеральный канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Франсуа Олланд выпустили совместное заявление, выразив свою решимость «сделать все возможное для защиты еврозоны».

Недавно я сказал, что ЕЦБ, работающий с зарождающимся фондом «Европейский стабилизационный механизм» (ЕСМ), является единственным учреждением, которое может спасти еврозону. Он мог бы сделать это, купив на вторичном рынке итальянские и испанские облигации с предварительно заявленным намерением удерживать их суверенные процентные ставки ниже определенного порога в течение определенного периода времени.

Вполне вероятно, что за заявлением Драги действительно последует приобретение ЕЦБ испанских (и итальянских) суверенных облигаций. Такой человек, как Драги, не выступал бы с таким заявлением, если бы не верил в то, что сможет его выполнить. Но чтобы это стало окончательной поворотной точкой в кризисе еврозоны, должны произойти три вещи.

Во-первых, при возобновлении приобретения облигаций ЕЦБ должен выразить ясное намерение сократить суверенные процентные ставки до жизнеспособных уровней, которые должны быть ниже своих средних июльских величин по крайней мере на 200 базовых пунктов. По сообщениям, один немецкий дипломат высокого уровня недавно отклонил идею установления Испанией 6,5-7% процентных ставок на том основании, что в 1990-х гг. она занимала средства практически по таким же ставкам. Но в данном утверждении, к удивлению, не замечается высокая инфляция в Испании до введения евро (т.е. не различаются реальный и номинальный курсы) и более стремительный рост ВВП.

В отношении стран, следующих согласованным программам реформ, ЕЦБ должен принять на себя обязательство снижения процентных ставок до уровней, совместимых с прогнозируемыми темпами инфляции и экономического роста, и объявить, как долго (скажем, 9 месяцев) они будут сохраняться. Не систематическая программа без подобных заявленных целей едва ли сработает и может даже оказаться контрпродуктивной, поскольку частные инвесторы вполне могут потребовать еще более высоких прибылей, потому что растущая доля долга ЕЦБ будет считаться обладающей преимуществом в погашении, увеличивая их риск.

Этого не произойдет, если ЕЦБ объявит о своей решительности (и продемонстрирует ее) понизить процентные ставки, «чего бы это ни стоило», на значительный период времени. Это позволит еврозоне установить институциональные и юридические средства достижения более тесного сотрудничества и интеграции, что было согласовано на заседании Европейского Совета в июне.

Вторая вещь, которая должна произойти: необходимо проследить за тем, чтобы руководители и парламенты стран еврозоны, в сотрудничестве с судами, продолжали институциональные реформы для создания не только ЕСМ, но также банковского союза и частичного совместного погашения долгов. Но, хотя более сильное слияние экономического суверенитета и является единственным долгосрочным решением проблем еврозоны, подобные реформы не могут произойти очень быстро, и именно поэтому роль ЕЦБ является решающей. Еврозона больше не может поддерживать постоянную неопределенность и высокие реальные процентные ставки в периферийных странах, поэтому ЕЦБ должен построить крепкий и заслуживающий доверия мост в будущее.

И наконец, необходимо аккуратно пересмотреть сами стабилизационные программы. К данному моменту уже должно было стать понятно, что избыточные меры жесткой экономии с погашением большей части кредитов в начале срока погашения имеют тенденцию оказываться самоубийственными, потому что провоцируют нисходящую спираль падения объема производства, занятости и налоговых поступлений. В последнем отчете МВФ о еврозоне говорится именно это (хоть и осторожно).

Необходимо снизить темп сокращения дефицита бюджета, особенно в Испании, потому что в краткосрочной перспективе объем производства определяется спросом, а частный спрос не может заменить собой общественный спрос до тех пор, пока не будет восстановлена некоторая степень веры в будущее. Данное движение в сторону поддержки эффективного спроса должно сопровождаться структурными реформами такого типа, которые обеспечат более стремительный экономический рост с приоритетом предложения в долгосрочной перспективе.

Если данные три шага – программа ЕЦБ по скупке облигаций для снижения суверенных процентных ставок, конкретный прогресс в создании подлинного экономического союза и реалистичный пересмотр текущих стабилизационных программ – смогут реализоваться как единый пакет, ЕЦБ потребуется гораздо меньше ресурсов для приобретения облигаций по причине восстановления доверия. Даже если появятся очередные плохие новости для ЕС (например, из Греции, или новости о более резком, чем ожидалось, замедлении экономического роста в Китае), еврозона сможет начать выходить из кризиса в этом месяце.

Но это станет возможным, только если на этот раз использовать «большую базуку». В противном случае, положение еврозоны (финансово, политически и социально) вскоре станет невозможно защищать.