0

«Сумасшествия» гарантированного взаимного уничтожения больше не будет?

МОСКВА. Два года назад в этом месяце в Праге президент США Барак Обама выдвинул мечтательную идею о мире, свободном от ядерных вооружений. Год назад в этом же городе был подписан новый договор о стратегических наступательных вооружениях между Россией и США. В настоящее время прокатившаяся по всему миру волна поддержки полного запрета ядерных вооружений, или «ядерного нуля», «преобразовалась в дискуссию о ядерном сдерживании. Фактически, четыре стратега, которые сначала призывали к «ядерному нулю», Генри Киссенджер, Джордж Шульц, Уильям Перри и Сэм Нанн, частично поменяли свой курс и в настоящее время призывают к прекращению применения доктрины «гарантированного взаимного уничтожения» (на английском сокращенное название этой доктрины – MAD ‑ звучит как «сумасшедший»).

К сожалению, их предложения по осуществлению этого не совсем понятны. Единственное их конкретное предложение заключается в ассиметричном сокращении тактических вооружений Россией и США. Однако тактические вооружения не представляют серьезной угрозы ни для кого. Кроме того, Россия не заинтересована в значительном сокращении этой части своего ядерного арсенала. Эти вооружения необходимы ей для психологической компенсации превосходства НАТО – инверсия по сравнению с эпохой холодной войны – по обычным вооружениям. Наиболее важно, что Россия считает эти вооружения страховкой от возможного превосходства Китая в области обычных вооружений.

Лично я сомневаюсь в необходимости отказа от ядерного сдерживания. Прежде всего, оно было успешным на протяжении десятилетий: беспрецедентное геостратегическое, военное и идеологическое противостояние времен холодной войны так и не переросло в открытую войну один на один. Существование ядерных вооружений также сдерживало гонку обычных вооружений.

Наиболее важной функцией ядерных вооружений во время холодной войны, хотя об это мало говорили в то время, оказалось «самосдерживание». «Несомненно, каждая из сторон, считает себя миролюбивой и никогда не признает, что и ее необходимо было сдерживать. Однако опасение, что любой конфликт мог бы перерасти в ядерную конфронтацию, неоднократно ограничивало безрассудное и опасное поведение обеих сторон.

Самосдерживание ослабло в связи с крахом коммунизма и временной недееспособностью России, и США «сбились с пути» как глобальная супердержава. Они ведут себя таким образом, о котором ранее никто и подумать не мог, взять, например, их нападения на Югославию, Афганистан и Ирак. Две последние войны в дополнение к расходам, составляющим триллионы долларов, явились политическим провалом США. Тем не менее, хотя в настоящее время Америка не является менее мощной с военной точки зрения страной, чем ранее, она не выглядит настолько сильной для остального мира.

Ядерное сдерживание и «гарантированное взаимное уничтожение» могут остаться в прошлом, если мы предположим, что, мы ‑ люди, народы, страны и все человечество ‑ стали настолько идеальными и гуманными, что нет больше необходимости в самосдерживании. Однако, к сожалению, мы не являемся такими людьми, и ядерное оружие играло и будет продолжать играть цивилизующую роль в международных отношениях: его применение имело бы такие ужасные последствия, что мы соответствующим образом подстраиваем наше поведение. В результате, в настоящее время, мы испытываем лишь небольшой страх перед третьей мировой войной, несмотря на то что беспрецедентные быстрые изменения в мировом балансе сил создают классические условия для ее развязывания.

В конечном итоге, простое владение ядерным оружием, даже если оно нацелено друг на друга, не превращает страны во врагов. Российские и китайские стратеги предполагают, что часть ядерного потенциала их стран может быть направлена на другую сторону. В тоже время, это не портит замечательные двухсторонние отношения между ними. Россия с ее формальным ядерным превосходством не испытывает серьезных страхов в отношении наращивания военной мощи Китаем.

В этом смысле, ядерные вооружения содействуют нормальным международным отношениям, точно так же как хороший забор позволяет установить хорошие отношения с соседями. Россия и США должны стремиться к установлению друг с другом таких же отношений, которые в настоящее время существуют между Россией и Китаем, Россией и Францией, или между США, Францией и Великобританией.

Ограниченное сокращение вооружений может быть полезным для улучшения отношений. Однако переговоры по контролю над вооружениями строятся на концепции баланса сил, что является верным средством для восстановления конфронтационного и милитаристского мышления.

Переговоры по пан-европейскому сотрудничеству в области противоракетной обороны могут оказаться очень кстати. Несмотря на то что, учитывая отсутствие каких-либо серьезных угроз, в противоракетной обороне, скорее всего, нет необходимости, администрации Обамы и другим американским реалистам, которым известно о невозможности и бесполезности создания многоуровневой системы противоракетной обороны (ПРО), такие переговоры необходимы. По крайней мере, им необходимо сделать вид, что они намерены построить ее, для того чтобы успокоит�� обладающих влиянием американских «изоляционистов», которые скучают по «золотому веку» американской стратегической неуязвимости.

Переговоры о создании региональной коллективной системы ПРО могут быть полезными в предотвращении разработки ракет дальнего радиуса действия европейскими «соседями». Кроме того, это может помочь России и США преодолеть их старую привычку считать врагом каждого.

Однако что действительно необходимо, так это наиболее эффективное сотрудничество там, где на него рассчитывают больше всего: сдерживание растущей нестабильности на «Большом Ближнем Востоке», предотвращение ситуации, в которой Афганистан превратится в еще одну «раковую опухоль» в регионе, и предотвращение цепной реакции распространения ядерного оружия в регионе.

До сих пор только США и Россия, с надеждой на помощь со стороны Китая, Индии и Евросоюза, могут надеяться на более или менее эффективное решение этих проблем. Они могут предложить гарантии безопасности ответственным странам региона. Рано или поздно должен быть установлен мир между израильтянами и палестинцами, которые, как уже доказано, не могут прийти к решению самостоятельно.

Аналогичным образом, необходимо сотрудничество, а не нелепое соперничество, между Россией и США в прокладывании новых морских маршрутов и разработке возможных месторождений энергоносителей в Арктике, а также взаимодействие с Китаем и другими странами Азиатско-Тихоокеанского региона по совместной разработке потенциальных ресурсов Сибири и Дальнего Востока России. Россия не сможет освоить этот регион самостоятельно. А разработка его только вместе с Китаем является опасной стратегией.

Однако если эти две страны не смогут преодолеть старые привычки взаимного недоверия, то их оставшиеся, достаточно мощные ядерные арсеналы будут продолжать служить для сдерживания и самосдерживания. До тех пор пока мы не заставим себя думать и действовать цивилизованно, мы можем ‑ а фактически, мы должны ‑ принять меры, чтобы не стать варварами.