Saturday, November 1, 2014
0

Ливийские революционеры поневоле

ТРИПОЛИ. Египет ‑ не единственное место, где яркие надежды Арабской весны уходят в прошлое. От нападений на представительства западных правительств до столкновений на этнической почве в отдаленных оазисах в пустыне ‑ революция в Ливии дает сбой.

Ответственность за сегодняшние проблемы Ливии лежит, в основном, на ее временном правительстве, которое руководило восстанием. Национальный переходный совет (НПС) отказывается принимать трудные решения, перекладывая их на плечи правительства, которое должно быть избрано в будущем. НПС сохранил большую часть того институционального паралича и спонтанного поведения, которые были присущи свергнутому режиму полковника Муаммара аль-Каддафи. Если ливийская революция хочет преуспеть, то новые лидеры страны должны порвать с духом прошлого.

За 42 года пребывания у власти Каддафи окружил себя советниками, которые были его спутниками с юности, дополнив их небольшим кругом технократов. В результате, руководители свергшего его восстания не имеют какого-либо значительного опыта управления. Многие ожидали, что в стране, где любая политическая деятельность считалась предательской, неофит НПС начнет рано и часто спотыкаться. Так оно и вышло.

Революция в Ливии не проходила легко и гладко. Когда повстанцы не смогли самостоятельно победить силы, преданные Каддафи, вынуждены были вмешаться иностранные державы. Позже НПС не смог навязать дисциплину многочисленным подразделениям ополченцев, которые сформировались для борьбы с войсками Каддафи, или даже эффективно распределить иностранное оружие молодой Ливийской национальной армии. Когда начальник штаба был убит в июле при загадочных обстоятельствах, НПС не смог дать конкретного ответа рассерженной общественности. Без доступа к ливийским активам, замороженным за рубежом, он часто на недели задерживал выплату зарплат.

В то время когда борьба с Каддафи еще продолжалась, ливийцы считали непатриотичным указывать на недостатки НПС. Сегодня, однако, эти недостатки увеличились вследствие его паралича. НПС больше обсуждает, чем принимает решения. И поскольку для принятия законов необходимо две трети голосов, многие законопроекты умирают после продолжительных дебатов.

Многие члены НПС считают, что Совету не хватает легитимности, чтобы принимать трудные решения. Они утверждают, что НПС должен ограничиться ролью временного правительства, принимая только наиболее важные решения до вступления в должность избранных чиновников. В результате, НПС и назначенный им кабинет министров, известный как исполнительный комитет, просто хотят передать эстафету власти. Не решаясь оставить большой отпечаток на своем пути, некоторые министерства не имеют бюджетов, а министры не хотят подписывать контракты с иностранными фирмами.

Но за вопросом надлежащего исполнения роли «депозитарного» правительства скрывается нерешительность лидеров НПС, которые просто предпочитают полагаться на других. Когда один полковник недавно спросил председателя НПС Мустафу Абдель-Джалиля, почему он не произвел слияния ополченцев в национальную армию, Абдель-Джалиль ответил: «Я возглавляю законодательную ветвь власти. Вы должны говорить с исполнительной властью (комитетом)».

Другие высокопоставленные ливийские чиновники страдают от того же управленческого оцепенения. Первый премьер-министр НПС Махмуд Джибриль получил высокую оценку со стороны международного сообщества за его проницательность. Но, так же как и Абдель-Джалиль, Джибриль оказались не в состоянии принимать решения.

Паралич НПС четко проявился во время суда над сыном Каддафи, Саифом аль-Ислам аль-Каддафи. Хотя он считается самым ценным пленником старого режима, Совет достиг незначительного прогресса в его судебном преследовании. Ахмад Джихани, представитель Ливии в Международном уголовном суде, недавно сказал мне, что «мы, ливийцы, не можем начать судебный процесс над Саифом. У нас нет центральной власти, чтобы преследовать его». Прокурор МУС поддержал эти мысли на судебном брифинге 5 июня, отметив, что «правительство Ливии может быть не в состоянии продвинуть это дело вперед». При отсутствии прогресса в преследовании сына Каддафи за военные преступления НПС удерживает его по безобидному обвинению в отсутствии лицензии на верблюда.

Чиновники жалуются на смятение в среде министров. «Люди каждый день думают о демобилизации боевиков-ополченцев и их интеграции в общество, ‑ отмечает чиновник министерства труда, ссылаясь на самые насущные проблемы, стоящие перед НПС. ‑ Но, если нет никого, кто бы мог принять решение, все эти планы просто лежат на наших столах».

Одну из пр��чин этой инерции можно найти в сложившейся политической культуре Ливии. На протяжении десятилетий Каддафи лично пересматривал каждое соглашение на сумму более 200 миллионов долларов США и часто сам выбирал, какие иностранные фирмы получат контракты. Когда он передал министерское планирование чиновникам в 2008 году, многие были недовольны. «Не привыкшие к планированию и обладая ограниченным человеческим потенциалом, высокопоставленные должностные лица в министерствах проявляют сильную нервозность», ‑ говорилось в американской дипломатической каблограмме, опубликованной WikiLeaks.

Новые лидеры Ливии страдают от чего-то более худшего, чем проволочки. Они снова прибегают к тем же легким, заранее подготовленным ответам, которые Каддафи на протяжении четырех десятилетий использовал для демонизации своих внутренних и международных противников.

Например, когда восточные ливийцы недавно объявили о создании временного областного совета в качестве первого шага на пути объявления федералистского государства, Абдель Джалиль предположил «начало заговора против Ливии» в назревающем кризисе в отношениях между провинциями страны. «Некоторые арабские страны, к сожалению, поддерживали и поощряли это», ‑ сказал он. Но Абдель Джалиль не назвал конкретные иностранные державы и не предоставил никаких доказательств в поддержку своих обвинений, которые прозвучали так же, как частые напыщенные речи Каддафи против «империалистических-сионистских заговоров».

После восьми месяцев революции, которая опустошила страну, ливийцы требуют реальных реформ. Но без нового руководства, которое будет готово провести их, пройдет немало времени, прежде чем Ливия перевернет очередную страницу своей истории.

Hide Comments Hide Comments Read Comments (0)

Please login or register to post a comment

Featured