Friday, November 21, 2014
0

Прощание короля Менема

Подобно монархам прошлых веков, диктаторы Латинской Америки верят в то, что власть дается им до конца жизни.

Последние дни политической карьеры бывшего президента Карлоса Менема, сражающегося против политического забвения, являются патетическим примером данной традиции. В случае явного поражения в президентских выборах 18 мая, а как показывали опросы до голосования, 70% населения собирались предпочесть неизвестность, чем отдать свой голос за Менема - он отказался играть.

Поэтому старый тиран, окруженный телохранителями и рыдающими сторонниками, объявил о решении выйти из предвыборной борьбы. Сцена вписывалась в канву Аргентинского волшебного реализма: старый, но ненасытный Менем целовал руки своих приверженцев, когда они приветствовали его из разоренного сада недалеко от тропика Козерога.

Лидер, который наслаждался славой в 90-ые, вышел из гонки, чтобы избежать поражения и ослабить позицию Нестора Киршнера, губернатора Патагонии, который сейчас и является 49-м президентом Аргентины. Несмотря на то, что негодование общественности по поводу его тактики делает практически невозможным возврат Менема в политику, он по-прежнему надеется укрыться вместе со своими преданными сторонниками и сформировать свой обновленный имидж на новой политической платформе.

Однако, не присутствие Менема является главной угрозой для Киршнера. Основная опасность для вновь избранного президента - это то наследство, которое оставил ему Менем: судебная система, зависимая от политической власти, система политических партий, которые не могут обеспечить свое финансовое существование без скатывания к коррупции и экономический хаос. В результате кризиса безработица достигла 17%, уровень заработной платы чрезвычайно низок и необычайно выросла преступность. Аргентина как страна, в которой когда-то был самый высокий уровень социальной мобильности в Латинской Америке, перестала существовать.

Однако за беспорядками и скандалом последних дней наблюдаются положительные сдвиги. Страна устала от популярного, но ненадежного лидера. Предшественник Менема на посту президента Рауль Альфонсин, получил лишь 2.3% голосов в первом круге выборов. Несмотря на ухищрения Менема, социологические опросы показывали, что деятель, которого дважды избирали президентом, находится в конце своей политической карьеры. Его тактика последней недели вызвала шквал негодующей и саркастической критики.

Конечно, только время расставит все точки над i, но возможно, что страданиz Аргентины подготовили страну к новому, эффективному способу управления. Будущий президент до сих пор не проявил никаких признаков диктатора. Киршнер, потомок Еврпейских иммигрантов, не очаровал народные массы, но ему удалось получить голоса избирателей, которые надеются, что новое правительство создаст новые рабочие места, повысит уровень заработной платы и предоставит гарантии безопасности. Если ему это удастся, Аргентина может распрощаться с диктаторскими правительствами, которые доминировали на политической сцене страны на протяжении всей истории.

Киршнер столкнется с огромными трудностями. Новое руководство страны должно вновь договориться о реструктуризации долгов. МВФ и другие кредиторы требуют принятия новых экономических мер с целью повысить остатки денежных средств, включая более высокие тарифы на приватизированные общественные услуги и замораживание зарплаты госслужащих. Одновременно аргентинцы и руководство страны должны консолидировать экономику, бороться с социальным неравноправием и воссоздать целостную политическую и юридическую систему страны.

Киршнер, кажется, готов к решению поставленных сложных задач. В 70-х годах, в

годы учебы его политические взгляды были сформированы под влиянием воинственных левых перонистов. Однако время и политическое созревание на посту губернатора Патагонии сделали его политиком европейского типа, исповедующего социал-демократические взгляды. На самом деле Киршнер вступил в борьбу за президентское кресло не столько для того, чтобы выиграть, сколько для того, чтобы подготовиться к следующим выборам, но по мере того как из борьбы выходили противники Менема, он все более оказывался в центре внимания.

Для того чтобы стать успешным, Киршенру понадобится энергия и творческий потенциал великого государственного деятеля. С момента победы у него будет мало времени, чтобы создать пакт с ведущими политическими силами, которые могли бы выступить в его поддержку. Ему также предстоит убедить скептически настроенное население, что необходимы дальнейшие жертвы. Если ему не удастся добиться положительных сдвигов в скором времени, его правительству, возможно, не удастся продержаться более шести месяцев. С другой стороны, если он сможет записать на свой счет быстрые, пусть даже незначительные успехи, он получит билет в новую эпоху.

В истории Аргентины не раз существовали моменты кризисов, в которые зарождались великие движения. В начале 20 века Радикальная Партия предоставила среднему классу избирательное право. В середине прошлого века, во время индустриализации страны, Перонисты исполнили туже роль в отношении рабочего класса.

Эти два исторических момента были, однако, ознаменованы правлениями двух диктаторов: Иполито Иригоена и Хуана Перона. В настоящее время, когда Радикальная Партия испытывает агонию, а Перонисты разделились на три фракции, возможно аргентинцам удастся создать политическую систему, основанную на реальных лидерах и не приемлющую диктатуру.

Однако если правление Киршнера даст толчок эскалации политической напряженности, Аргентина вновь совершит ошибку и метнется в поиск диктатора, который пообещает решить все насущные проблемы. Демократия уже потеряла доверие народных масс, а социальные протесты становятся все более жесткими. Возможно, что новый диктатор в других одеждах поведет страну в эпоху нового «волшебного национализма», проповедуя ненависть ко всему иностранному и подчеркивая недостатки глобализации.

  • Contact us to secure rights

     

  • Hide Comments Hide Comments Read Comments (0)

    Please login or register to post a comment

    Featured