Wednesday, April 23, 2014
Exit from comment view mode. Click to hide this space
1

Сохранять спокойствие, когда бурлят ядерные страсти

КАНБЕРРА. Возможно, это будет слишком ‑ говорить так, как это было во время разлива нефти в Мексиканском заливе два года назад, что большинство американцев хотят спокойного, хладнокровного и собранного президента во время кризиса, за исключением случаев, когда действительно наступает кризис. Но из всех обвинений, брошенных президенту Бараку Обаме его внутренними политическими оппонентами, самым сложным для большинства сторонних наблюдателей является принятие того, что он слишком эмоционально отстранен: холодный рассудок и никакого сердца.

Разумеется, в оборонной и внешней политике хладнокровный и взвешенный ответ на откровенные провокации, которые часто совершаются в отношении этой страны, является тем, чего мир хочет, и тем, что ему требуется от лидера мощнейшей сверхдержавы. И в этом нигде так сильно не нуждаются, как в случае Северной Кореи и Ирана, ввиду разрушительного потенциала оружия, которое они имеют или могут разработать.

В случае Северной Кореи, провокации продолжают поступать в большом количестве и очень часто. Понимание достигается только для того, чтобы быть мгновенно разрушенным, как в февральском случае с согласием Северной Кореи принять инспекторов Международного агентства по атомной энергии, приостановить обогащение урана и прекратить испытания ракет и оружия в обмен на продовольственную помощь США. И чуть больше месяца спустя была запущена ракета со спутником, хотя и с эффектной осечкой, и все соглашения были расторгнуты.

С учетом того что нового лидера Северной Кореи Ким Чен Уна гложет чувство унижения от технической неудачи, в настоящее время есть все основания для беспокойства, что новое испытание ядерного оружия или другая абсурдная попытка ударить себя кулаком в грудь в виде военной авантюры не заставит себя ждать. Китай, судя по всему, не может или не хочет урезонить поведение своего соседа. Нервы в Южной Корее и, особенно, в Японии остаются на взводе.

Администрация Обамы была права в том, что не проявляла особого страха на этот счет. Тон американской реакции был решительным, давая своим союзникам соответствующие заверения и давая понять, что трюкачество не будет допущено, но без дальнейшего повышения накала страстей. Ее трехсторонний подход сдерживания, устрашения и открытости к переговорам является совершенно правильным курсом действий.

Создание на Корейском полуострове безъядерной зоны, при цене вопроса в виде гарантий выживания режима и серьезной экономической поддержки Северной Кореи, может быть ускользающей мечтой. Но это все еще возможно. Мы подошли гораздо ближе к решению этой проблемы, чем во времена заключения Рамочного соглашения в середине 1990-х годов, когда я участвовал в переговорах в качестве министра иностранных дел Австралии.

Основная динамика с тех пор существенно не изменилась. При всей их агрессивности, балансирующей на грани войны, было бы разумно предположить, что руководители Северной Кореи не стремятся к национальному суициду, а любые попытки использования их по-прежнему очень скромного ядерного арсенала, безусловно, повлекут его за собой.

В случае Ирана, ставки всегда были и будут выше. Если Иран получит ядерное оружие, то перспектива региональной гонки вооружений (начиная с Саудовской Аравии), а значит и повышенный риск ядерной войны в результате аварии, недоработки конструкции или просчета, будет намного больше, чем риск дальнейшего распространения в Северо-Восточной Азии. И всего лишь один или два ядерных заряда могут эффективно уничтожить страну размером с Израиль. Таким образом, давление на Обаму, с тем чтобы он предпринял заметный шаг для того, чтобы остановить Иран, будет значительно больше, чем в случае с Северной Кореей, и станет практически невыносимым в течение этого года выборов.

Но ответ Обамы до сих пор был, опять же, совершенно верным – холоднокровным и выверенным: избежать любых военных авантюр со своей стороны и удержать от них Израиль, применяя ту же трехстороннюю стратегию сдерживания, устрашения и открытости к переговорам. Еще предстоит выяснить, принесут ли плоды переговоры между Ираном и группой 5+1 (пять постоянных членов Совета Безопасности ООН плюс Германия). Но с момента введения в прошлом году постепенно нарастающих финансовых санкций, теперь наносящих жесткий удар, сигналы стали более обнадеживающими, чем они были некоторое время назад.

Причиной, политически усложняющей положение Обамы, является широко распространенное мнение о том, что Иран одержим конкретным желанием приобрести реальный ядерный арсенал; что все остальное является лицемерием и что переговоры, в лучшем случае, могут ему выиграть время. Но все же можно путем переговоров добиться результатов, признающих иранское «право обогащать» уран, до тех пор пока у международного сообщества есть полная уверенность в том, что красная линия возможности создания из него оружия не будет пересечена. Я уже давно придерживаюсь такого мнения, основанного на моем десятилетнем опыте участия в решении данного вопроса в качестве президента Международной кризисной группы, и я знаю множество американских и других политиков, которые разделяют его.

Иранские расчеты, насколько я осведомлен, учитывают пять ключевых факторов. Одним из них является его стремление избежать превентивного удара со стороны Израиля, а также войны, в которой, по его мнению, он не сможет победить. Другим фактором является его убеждение в том, что для каждой шиитской бомбы вскоре найдется суннитская, что делает любую региональную гегемонию недолговечной. В-третьих, Иран обеспокоен тем, что создание такого оружия может истощить остатки терпимости со стороны Китая и России. В-четвертых, он хочет избежать дальнейших экономических мук, к которым приведет широкомасштабное применение санкций. И наконец, что очень интересно (если и не слишком убедительно), все иранские лидеры продолжают настаивать на том, что оружие массового уничтожения несовместимо с основными принципами ислама.

Громкая воинственность часто бывает более популярна, чем вдумчивое и терпеливое исследование возможностей для сохранения мира и спокойствия. Весь мир должен быть глубоко благодарен тому, что, когда речь идет о нераспространении ядерного оружия, а также решении многих других злободневных проблем, у нас на данный момент имеется на посту президента США человек, для которого разум инстинктивно преобладает над эмоциями.

Exit from comment view mode. Click to hide this space
Hide Comments Hide Comments Read Comments (1)

Please login or register to post a comment

  1. CommentedZsolt Hermann

    The truth is it is completely irrelevant if the next American president is an iceman or a hot headed cowboy.
    We keep forgetting that we live in a totally interconnected and interdependent system where all elements have equal importance.
    We still think and behave in terms of a polarized political and economical system, where temporary alliances are formed against a third party, constantly watching over our shoulders if the situations have changed, many times previous allies become mortal enemies, or the other way around, and there is no end in sight for these games.
    Actually the situation we are in is the result of such thinking and behaving, if there was a true, mutually responsible supra/national cooperation and governance, "rogue states" would not be able to play this flirting game, trying to pitch "superpowers" against each other, creating stand offs they can benefit from.
    If we want true solutions, we have to grow up, and start behaving according to our global, integral system, trying to understand that none of our present problems are solvable alone, or bilaterally or even regionally.
    Or at least we have to realize the fact that in case a nuclear calamity breaks out anywhere we all are going to pay a terrible price for it, even in Australia.
    There is nowhere to hide in the world today.

Featured