Thursday, October 2, 2014
0

Не только российская вина…

МОСКВА: Многие считают, что сегодняшняя Россия не заслуживает помощи Запада из-за царящего хаоса, коррупции и дефолтов ельцинского периода, а также по причине сложившегося при президенте Путине неудовлетворительного положения с правами человека и растущего авторитаризма. Также считается, что подъем цен на нефть и ежегодный рост ВВП на 6.5% привели к существенным улучшениям в состоянии российской экономики и государственных финансов, и поэтому страна больше не нуждается в помощи. Действительно, в настоящее время положительное сальдо бюджета и платежного баланса в России составляет 2% и 17% от ВВП, соответственно. Даже будучи по уши в долгах – долговые обязательства России достигают 75% от ВВП – страна, похоже, в состоянии заплатить своим кредиторам.

Но Россия пытается добиться от «Парижского Клуба» (в который входят правительства стран Запада) дальнейшего списания долгов бывшего Советского Союза долгов на сумму примерно в 40 миллиардов долларов. В этой связи премьер-министр Михаил Касьянов на следующей неделе направляется в Берлин для того, чтобы добиться подержки обсуждаемого в настоящий момент промежуточного соглашения. У России имеются веские основания добиваться списания долгов. Еще более веские основания просить налогоплательщиков отказаться от части долговых притязаний имеются у западных правительств – в первую очередь, у правительства Германии, на долю которой приходится примерно половина всех долгов России Парижскому Клубу.

Предмет обсуждения -- займы, предоставленные западными правительствами Советскому Союзу. Советская система центрального планирования не смогла обеспечить своевременный возврат этих займов (а по сути - всех инвестиций вообще), и это явилось первопричиной краха СССР. Займы Парижского Клуба выделялись правительственными агентствами по экспортным кредитам, которые выступали в качестве гарантов при поставках за рубеж средств производства и прочей продукции, произведенной внутри стран Парижского Клуба. Как не устает повторять Организация Экономического Сотрудничества и Развития, такая политика является разновидностью правительственных субсидий, идущих скорее внутренним производителям, чем странам-получателям товаров.

Вопрос о списании долгов встает одновременно с ширящимися в западных столицах дискуссиями на тему «Кто проиграл Россию?». По моему мнению, в этом надо обвинять западные правительства, действовавшие от имени Парижского Клуба осенью 1991 года.

Когда Советский Союз рухнул, и новое независимое российское правительство Ельцина пыталось провести радикальные реформы, страны Большой Семерки многократно посылали своих министров финансов в Москву для того, чтобы добиться признания долгов, доставшихся от Советской эры. Пытаясь доказать, что Россия стоит на цивилизованных позициях, Ельцин не захотел последовать примеру большевиков, отказавшихся в 1917 году от внешних обязательств страны.

Хотя в 1991-1992 годах односторонний отказ России от уплаты долгов и был бы ошибочным решением, сложившаяся в стране революционная ситуация призывала Запад к принятию дальновидного решения о списании долга. Действительно, именно так поступили с Польшей в 1991 году. России такая любезность оказана не была, и к концу года страна столкнулась с тяжелейшими политико-экономическими проблемами.

Утверждалось и утверждается, что списание российских долгов зависит от осуществления Россией одобренных МВФ программ экономических реформ, направленных на восстановление кредитного рейтинга. Российское правительство Егора Гайдара начало осуществление такой программы в январе 1992 года. Однако, к тому времени, когда МВФ высказал свое одобрение, жестокая политическая реакция уже вынудила Гайдара оставить свой пост.

Лишь в 1996 году долг, унаследованный Россией от бывшего Советского Союза, с согласия правительств Парижского и Лондоского клубов и частных кредиторов был реструктурирован на 25 лет. Однако, падение российского ВВП в долларовом исчислении (примерно с 430 до 130 миллиардов долларов) в результате девальвации рубля в 1998 году не позволили России осуществить даже такие сокращенные выплаты. В 1999 году на обслуживание долга ушло примерно 80 процентов от запланированных налоговых сборов.

Падение цен не нефть, вызванное азиатским кризисом 1997 года, способствовало российскому дефолту и девальвации рубля в 1998 году; аналогичным образом в текущем году рост цен на нефть и прочие товары привел к восстановлению способности России обслуживать свой долг. Но повторное снижение цен – просто вопрос времени (в действительности, цены на многие не связанные с нефтью товары уже упали).

Вместо того, чтобы близоруко надеяться на временно появившуюся у России способность платить, Запад должен способствовать созданию питательную среду для путинских реформ. Окажутся ли официальные кредиторы России менее зашоренными, чем в 1991-1992 годах?

Нет сомнения, что Путин не��ет прогресс в области структурных реформ. Его политический ресурс значительно выше имевшегося у Ельцина. Действительно, Путин использовал свою легитимность, популярность и сложившееся в Государственной Думе рабочее большинство для того, чтобы пробить радикальную налоговую реформу и продолжить в бюджете на 2001 год жесткую фискальную политику. Вновь возникшая стабильность и доверие способствуют оживлению инвестиционного климата и (дополнительно) уменьшают отток капитала.

Есть проблемы, все еще ждущие решения. Следует навести порядок и реструктурировать так называемые «натуральные монополии»: железные дороги, энергоснабжение, и в первую очередь Газпром – крупнейшую компанию страны, ошеломляющюю размахом хищений среди менеджмента. Эффективное корпоративное руководство должно стать законом, и этот закон необходимо привести в действие. Нужно бороться с коррупцией путем уменьшения бюрократической волкиты и коренной перестройки правовой системы. Рынок земли фактически должен быть создан с нуля. То же самое относится и к банковской системе, которая на сегодняшний день в основном является неэффективным государственным монополистом.

Кредиторы России из Парижского Клуба правы в том, что ищут новых соглашений с МВФ, направленных на поддержку политики Путина и создания эффективной системы контроля. Так же справедливо, что кредиторы из Парижского Клуба получат значительную компенсацию. Но они не могут рассчитывать на полную и своевременную выплату долга, несмотря на то, что со своим «собственным» долгом, накопленным в пост-советский период, Россия поступает именно так. Лондонский Клуб (банки и инвесторы, которым принадлежат коммерческие долги советской эры на сумму в 32 миллиардов долларов) списал 36.5% этих долгов ранее в текущем году, и растянули срок погашения оставшейся задолженности на тридцать лет. Германия отказалась простить какие-либо долги, но она все еще может облегчить долговое бремя, если пересмотрит сроки погашения долга в сторону увеличения.

Сделка будет честной лишь только в том случае, если не задушит перспективу экономического возрождения России. Ибо при отсутствии продолжающегося экономического роста остается мало надежд на проведение долгосрочных реформ, которые необходимы России для того, чтобы окончательно избавиться от наследия советской системы и, таким образом, дать россиянам шанс на нормальную, пристойную жизнь.

Hide Comments Hide Comments Read Comments (0)

Please login or register to post a comment

Featured