3

Израильские выборы в пузыре

ТЕЛЬ-АВИВ – Через сорок пять лет оккупации Израилем палестинских земель и спустя четыре года после того, как премьер-министр Биньямин Нетаньяху стал разрабатывать решения для двух государств, избирательная кампания, проходившая в полном отрицании Израилем палестинской проблемы, только что завершилась, и у власти опять оказалось правительство Нетаньяху. Да, Нетаньяху потерял поддержку электората, но недостаточно для того, чтобы победил лагерь мира. Победителями были аморфный политический центр, ориентированный на решение внутренних проблем и на продолжение аннексии по религиозному праву.

Страна, современная экономика которой полностью интегрирована в глобальную систему и чей конфликт с палестинцами на протяжении десятилетий привлекал внимание мировых СМИ и ведущих мировых держав, провела выборы, как если бы она была отдельной, изолированной планетой. Центральные партии выступали за «социальную справедливость», чтобы ультрарелигиозные студенты «разделили бремя» военной службы (от которой они были освобождены с момента основания Израиля), и за защиту сражающегося среднего класса в стране.

Поскольку опросы общественного мнения показали, что только 18% избирателей обеспокоены палестинской проблемой, Партия труда, созданная под руководством Ицхака Рабина и в результате соглашений в Осло, воздержалась от упоминания миротворческого процесса, чтобы не оттолкнуть потенциальных избирателей. Нынешний лидер партии Труда Шели Яхимович заменила фатализм своего предшественника Эхуда Барака, который настаивал, что палестинский конфликт не имеет решения, политикой отрицания; она отказалась даже признать, что такая проблема существует.

Жизнь Израиля в пузыре может быть продемонстрирована на примере двух главных религиозных партий, принявших участие в выборах. Партия «ШАС», под руководством 92-летнего раввина, объединила традиционную защиту неимущих с борьбой за более строгие правила для перехода в иудаизм, неприкрытый намек на большое число в Израиле русских иммигрантов с сомнительными еврейскими правами. В то же время «Еврейский дом», партия, связанная с фанатичным, мессианским раввином, для которого сионизм должен теперь быть наполненным эсхатологическим смыслом, бросил вызов Нетаньяху, предлагая применять более решительную экспансионистскую политику на палестинских территориях.

Демографы предупреждают, что население евреев и арабов в районе между Иорданом и Средиземным морем сравняется в этом году. С этого момента призрак еврейского меньшинства, правящего арабским большинством в государстве апартеида, станет реальностью, делая Израиль изгоем с международной точки зрения, если только более благоразумная коалиция не заменит суицидальный союз Нетаньяху с религиозными фундаменталистами и крайними националистами.

Хорошая новость заключается в том, что эти выборы делают такого рода смену альянсов политически невозможной. Будучи политиком, который всегда искал платформу для удовлетворения своего стремления к власти, Нетаньяху теперь вынужден изменить курс и сформировать центристское правительство. Невероятный успех новой центристской партии Яира Лапида, «Еш-атид» («Есть будущее»), практически лишает Нетаньяху возможности сформировать коалицию правых сил с его традиционными союзниками экстремистами.

Будет ли этого достаточно, чтобы оживить затихающий миротворческий процесс и достичь согласия с палестинцами? Не совсем. Так радикализация партии «Ликуд» Беньямина Нетаньяху со стороны «Чайной партии» не предвещает ничего хорошего относительно шансов на устойчивый мирный процесс. Эти возможности сократятся еще больше, если аннексионистский «Еврейский дом», с внутренней программой которого (либеральная экономика, более комфортные условия для среднего класса и военная служба для ортодоксов) Лапид полностью согласен, объединится с правительством «Ликуд» и «��ш атид».

Кроме того, Лапид сам по себе далек от того, чтобы стать миротворцем. Да, он уверен, что Израиль должен прекратить конфронтацию с международным сообществом, и действительно хочет, чтобы в результате было принято решение о двух государствах. Но он остается в мире фантазий, где мир с палестинцами может быть достигнут с меньшими затратами, по сравнению с планом, предложенным предыдущим левым правительством. Чтобы подтвердить свою точку зрения, Лапид даже запустил предвыборную кампанию в Ариэле, израильском городе, построенном в самом сердце западного берега Палестины.

К сожалению, так называемый лагерь мира, находящийся в оппозиции, теперь в полном беспорядке. Неустойчивый и колеблющийся, он был побежден непоколебимой уверенностью правых. Его провал отражает разрушительную силу разговоров о мирном процессе, которые правым удалось навязать многим израильтянам.

Факты, приводимые правыми, очень просты. Соглашение в Осло ознаменовало начало периода взрывающихся автобусов во многих израильских городах. Вторая интифада с волнами атак террористов-смертников, которые унесли жизни сотен невинных граждан, последовала за израильской концессией, предложенной в 2000 году на саммите в Кэмп-Дэвиде. Выход из Газы ознаменовал приход правительства ХАМАС, которое контролировало периодические ракетные атаки на Израиль.

Не удивительно, что когда большинство израильтян услышало эти рассказы, «мирный процесс» стал вызывать негодование. Действительно, вместо того чтобы встретить изменяющуюся ситуацию в регионе новым подходом к мирному процессу в Палестине и за ее пределами – одобряя арабскую мирную инициативу, например – левые и центристские партии Израиля возвращаются либо к устаревшим лозунгам, либо к безопасности внутренних программ. Эти партии не прилагают усилий, чтобы установить новые режимы и вырастить новые поколения на территориях арабского мира.

Суть, однако, в том, что даже внутренние проблемы, которые приобрели невероятные размеры во время выборов, не могут быть эффективно решены без отсылки к колоссальным суммам, которые Нетаньяху и его союзники вкладывали в оккупационные системы на палестинских землях. Также израильтяне не должны игнорировать то, что бывший премьер-министр Эхуд Ольмерт назвал «заносчивыми приготовлениями» к атаке на Иран, «которая никогда не произойдет».

Израильтяне теперь, кажется, считают, что их политики могут выбирать, какие проблемы должны быть решены, а какие можно игнорировать. В результате, они наверняка будут разочарованы. У израильских лидеров никогда не было такого выбора.