4

Националистический поворот Японии

ТОКИО – В последнее время Япония появилась в выпусках новостей благодаря ее спору с Китаем относительно бесплодных островков общей площадью в шесть квадратных километров в Восточно-Китайском море, которые Япония называет Сенкаку, а Китай – острова Дяоюйдао. Эти взаимные претензии уходят корнями к концу девятнадцатого века, однако их последняя вспышка, которая привела массовым антияпонским демонстрациям в Китае, началась в сентябре, когда правительство Японии приобрело три из этих крошечных островков у японского частного владельца.

Премьер-министр Ёсихико Нода заявил, что он решил приобрести острова для японского центрального правительства, чтобы помешать губернатору Токио Синтаро Исихаре приобрести их на средства муниципалитета. Исихара, который после этого уже подал в отставку, чтобы создать новую политическую партию, хорошо известен своими националистическими провокациями, и Нода боялся, что он попытается занять острова или найдет другой способ использовать их, чтобы спровоцировать Китай и быстро получить поддержку японской общественности. Однако высшие китайские чиновники не приняли объяснений Ноды и интерпретировали покупку как свидетельство того, что Япония пытается нарушить статус-кво.

В мае 1972 года, когда Соединенные Штаты вернули префектуру Окинава Японии, эта передача включала и острова Синкаку, которые США присоединили к Окинаве. Через несколько месяцев, когда Китай и Япония нормализовали свои отношения после второй мировой войны, премьер- министр Японии Танака Какуэй спросил китайского премьера Чжоу Эньлая об островах Сенкаку, и тот сказал, что вместо того чтобы допустить задержку в нормализации отношений, этот вопрос следует оставить будущим поколениям.

Таким образом, обе страны сохранили свои претензии на суверенитет. Хотя Япония имела административный контроль, китайские корабли периодически заходили в японские воды, отстаивая свою правовую позицию. Для Китая это было статусом-кво, который Япония нарушила в сентябре. Китайские аналитики в Пекине сказали мне, что они считают, что Япония вступает в период правого милитаристского национализма и что покупка островов была попыткой начать подрыв послевоенных договоренностей.

И в то время как китайская риторика перегрета, в Японии действительно присутствует смещение в пользу правых настроений, хотя их довольно трудно охарактеризовать как милитаристические. Недавно большая группа студентов из университета Васэда была опрошена об их отношении к военным. И, хотя значительное количество студентов выразило желание, чтобы Япония улучшала свои возможности самообороны, подавляющее число людей отвергло идею разработки ядерного оружия и поддержало продление зависимости от американо-японского договора о безопасности. По словам одного из молодых специалистов: «Мы заинтересованы в консервативном национализме, а не милитаристском. Никто не хочет вернуться в 1930-е годы».

И, разумеется, японские силы самообороны являются профессиональными и полностью находятся под гражданским контролем.

Японию довольно скоро ждут парламентские выборы – в августе 2013 года, а возможно, и сразу после нового года. По данным опросов общественного мнения, правящая Демократическая партия Японии, которая пришла к власти в 2009 году, по всей вероятности, будет смещена Либерально-демократической партией, президент которой, Синдзо Абэ, займет должность премьер-министра – должность, в которой он уже был.

Абэ, имеющий репутацию националиста, недавно посетил храм Ясукуни, расположенный в Токио военный мемориал, который вызывает бурную полемику в Китае и Корее. Кроме того, Тору Хасимото, молодой мэр города Осака, второго по величине города Японии, тоже получил репутацию националиста.

На японских политиках, судя по всему, сказываются последствия двух десятилетий низких темпов экономического роста, которые привели к финансовым проблемам и более интроспективному отношению среди молодых людей. С 2000 года число бакалавров среди обучающихся в университетах США японских студентов уменьшилось более чем на 50%.

Тринадцать лет назад профессор Гарвардского университета Эзра Фогель опубликовал книгу «Япония как номер 1: уроки для Америки», в которой отмечался вызванный производством рост Японии, который позволил ей стать второй по величине экономикой в мире. Недавно Фогель назвал политическую систему Японии «абсолютным беспорядком», где премьер-министры переизбираются практически каждый год, а ожидания молодого поколения подорваны годами дефляции. Йочи Фунабаши, бывший редактор газеты Asahi Shimbun также проявляет беспокойство: «В Японии бытует мнение, что мы не готовы быть жестким, конкурентоспособным игроком в этом глобальном мире».

Несмотря на все эти проблемы, Япония по-прежнему имеет поразительные преимущества. Хотя Китай два года назад и обогнал Японию как вторую по величине экономику мира, Япония обладает комфортным общественным строем с гораздо более высоким доходом на душу населения. Она имеет впечатляющие университеты с высоким уровнем образования, хорошо управляемые глобальные компании и мощную трудовую этику. Это общество, которое пересоздавало себя дважды менее чем за 200 лет – во время Реставрации Мейдзи в девятнадцатом веке и после поражения в войне в 1945 году. Некоторые аналитики надеялись, что прошлогоднее землетрясение, цунами и ядерная катастрофа спровоцируют третью попытку национального переосмысления, однако этого пока не произошло.

Многие молодые японцы говорят мне, что они «сыты по горло» застоем и дрейфом. На вопросы о правой тенденции в политике некоторые молодые члены Сейма (парламента) заявили, что они надеются, что она может произвести перестройку среди политических партий, которая приведет к более стабильному и эффективному национальному правительству. В случае если умеренный национализм будет запряжен в ярмо политических реформ, результаты могли бы быть положительными как для Японии, так и для остального мира.

Однако если углубление националистических настроений в Японии приедет к символической и популистской позиции, это приведет к получению голосов на родине, но будет раздражать ее соседей, от чего и Японии, и всему миру будет хуже. Рябь, вызванная событиями ближайших месяцев в японской политике, разойдется далеко за пределы страны.