Sunday, August 31, 2014
0

Напрашиваясь на то, чего можно избежать

Возможно, это проявление излишней пугливости с нашей стороны или результат глобальной финансовой нестабильности в последние годы, – кризисы в Мексике в 1994–1995 годах, Восточной Азии в 1997–98 годах, России в 1998 году, а затем в Бразилии, Турции и Аргентине, – но мы, экономисты, сейчас более обеспокоены денежно-кредитными вопросами и возможностью будущих бедствий, чем это было в течение многих десятилетий.

В этом месяце Банк международных расчетов (BIS) со штаб-квартирой в Швейцарии был последним учреждением, выразившим вслух обеспокоенность по поводу финансового риска, который, как кажется, мир подготавливает сам себе в будущем. «Все страны, пораженные финансовым кризисом ... пережили очень резкое замедление темпов роста», – говорит BIS о недавнем прошлом. Он затем приводит в подтверждение «глобальную несбалансированность текущего счета», – особенно «дефицит внешнеторгового баланса США», – говоря о нем так: «беспрецедентный случай для страны резервной валюты – иметь такой дефицит по текущим операциям». Короче говоря, мир стал «все более и более склонным к финансовым неурядицам».

Банк международных расчетов намекает на возможность финансового кризиса, который, если в центре его окажутся США, превзошел бы по меньшей мере на порядок все кризисы, случившиеся начиная с 1933 года. И тем не менее, в качестве средства борьбы с этой опасностью, Банк выдает стандартные «книжные»  рекомендации. Страны, политический и экономический баланс в которых нарушен, должны изменить свою политику, восстанавливая, таким образом, баланс: «Страны с дефицитом должны снизить темп прироста внутренних расходов ниже уровня роста внутреннего производства. Разрешить их валюте обесцениться в реальном исчислении – значит сделать их товары более конкурентоспособными, а также обеспечить производству стимул для перехода от нетоварной продукции к товарной».

Это выраженное на вежливом «эзоповом языке» экономистов высказывание о том, что США должны постепенно сократить свой дефицит бюджета, в то время как другие страны – такие, как Китай и Япония – должны постепенно позволить курсу доллара упасть, а их собственной валюте вырасти. Таким образом, BIS не предлагает ничего нового или особенно захватывающего.

Но если мы обратимся к правительству Америки, то увидим, как оно изо всех сил делает вид, будто нынешний дефицит бюджета – не проблема. Как заметил Стэн Коллендер, известный наблюдатель американского федерального бюджета: «Никто из тех, в чьи обязанности входит федеральный бюджет, по-видимому, фактически не интересуется бюджетом». Дело не в том, что «бюджетные комитеты очень заняты... Конгресс и Сенат... не предпринимают особенно ничего... [потому что] не хотят». Среди членов администрации Буша, директор офиса управления и бюджета Джош Болтен «был практически не заметен», в то время как «президент и вице-президент ... избегают говорить публично о бюджете».

Позвольте внести ясность в этот момент: дело не в том, чтобы политические деятели, которые желают взять на себя инициативу на финансовой консолидации, не в состоянии набрать обороты; дело именно в том, что ни один политический деятель – по крайней мере, ни один из тех, кто имеет сколько-нибудь заметное влияние – даже не пытается вести США к принятию более ответственной налоговой политики.

Это – пародия на руководство. Правительства, следующие политике, из-за которой создаются неустойчивые и неравновесные состояния – будь то финансовая неряшливость Америки или фиксированный обменный курс Китая – поступают так, как они считают, вследствие важных политических причин. Обращения к ним с просьбами изменить свою политику и таким образом внести свой вклад в общее глобальное благо финансовой стабильности, – бесполезны, если не видно, как другие изменяют свою политику, действуют ответственно и тоже вносят таким образом свой вклад в общественное благо.

Международная координация политики требует наличия лидера, того, кто сделает первый шаг. Но, хотя США, страна с самой большой в мире экономикой, лучше всего подходит для этой роли, ��на до сих пор не исполняла ее. Министр финансов Джон Сноу почти не потратил рабочего времени на бюджет, но зато много рабочего времени потратил на Китай. Республиканские политические деятели гораздо меньше заботятся о национальных сбережениях, чем о сокращении рабочих мест в производственном секторе.

«Так что же тут нового?» – можете спросить вы – и с серьезным основанием. Список проблем, по которым администрация Буша продемонстрировала свою неспособность к лидерству, довольно длинный, и непринятие мер по уменьшению риска будущей финансовой катастрофы не может занять в этом списке очень высокое место. Вся история администрации Буша представляла собой сплошную цепь неудач по части лидерства, так зачем же заострять внимание на плохом управлении финансовой деятельностью?

С чисто практической точки зрения, одной из причин является то, что обеспечение глобальной финансовой стабильности – вопрос, по которому реальных успехов добиться относительно легко. Администрацию Буша, возможно, и не заботит, что сокращение дефицита – правильная политика для Америки, но это могло бы ее заботить гораздо больше, если бы этот вопрос был преподнесен как предпосылка для изменения политики других стран, в результате чего уменьшится давление импорта на занятость в сфере производства внутри страны.

Hide Comments Hide Comments Read Comments (0)

Please login or register to post a comment

Featured