Saturday, August 23, 2014
0

Как помочь Бирме

РАНГУН. На Ближнем Востоке, а теперь в Бирме (Мьянме), всплыл один из самых важных вопросов современной мировой политики: Как странам перейти от слабеющего авторитаризма к экономически самостоятельному плюрализму в том или ином виде? Министры иностранных дел во всем мире, в свою очередь, сталкиваются с серьезными вопросами политики: если страна начинает такой политический переходный период, то когда другие страны должны начинать оказывать помощь и какой лучший способ сделать это?

Счастливые переходы, перефразируя Толстого, похожи друг на друга; но каждый неудачный переход несчастен по-своему. Счастливые переходы на большей части Центральной Европы после окончания холодной войны были облегчены тем, что старый коммунистический порядок практически потерпел крах и сдал власть мирным путем. Это, наряду со щедрой поддержкой со стороны Западной Европы, США и других стран, позволило создать настроение для примирения, позволяя каждой стране решать многие сложные нравственные вопросы, связанные с недавним темным прошлым, размеренно и немстительно.

Прежде всего, эти переходы проходили при поддержке широкой сети легитимных институтов ‑ Европейского Союза, ОБСЕ, НАТО и Совета Европы – отстаивающих верховенство закона. Эти условия поддержки обеспечили дорожной картой национальные политики, помогая им создавать демократические институты и изолируя экстремистов.

Во всем остальном мире все не так просто. Дискредитированные режимы могут цепляться все более беспощадно и разрушительно за власть, как, например, в Сирии. Или же они могут создавать разные новые проблемы на пути ухода от власти, как, например, в Ливии. Или же они могут изо всех сил пытаться представить демократическую подотчетность, пытаясь сохранить стабильность, как, например, в Египте.

В Бирме мы видим еще одну модель ‑ смелую попытку (после десятилетий военного правления) двигаться контролируемым и целенаправленным образом к новой, инклюзивной форме правления. Здесь есть поразительное сходство с тем, что произошло в Польше после падения коммунизма. Военная элита выступает за постепенные реформы, но хочет защитить свои позиции и намерена избежать погружения в хаос. Оппозицию возглавляет харизматичный лидер с огромной народной поддержкой. И правящая элита открывает ряд мест в парламенте для народного голосования, а в результате ее ждет шок полной победы оппозиции.

Кроме того, как это произошло в Польше, лидеры оппозиции Бирмы должны найти деликатный баланс: удовлетворить своих нетерпеливых сторонников (многие из которых сильно пострадали при старом режиме), а также предложить тем, кто еще у власти, перспективу светлого будущего.

Но есть ключевые отличия. Бирма имеет совсем другую внутреннюю политическую динамику, не в последнюю очередь из-за сложных взаимоотношений между ее различными этническими и языковыми сообществами ‑ социальные расколы, которые не были проблемой в переходный период в практически однородной Польше.

Кроме того, в отличие от Польши после падения коммунизма, в Бирме уже есть мощные бизнес-магнаты, которые процветают в рамках существующей системы ‑ и они намерены поддерживать и развивать свои привилегии. Прежде всего, нет непосредственного международного институционального контекста, поддерживающего устойчивые перемены и устанавливающего стандарты и критерии: Бирма должна найти свой собственный путь.

Ранее в этом месяце я посетил Бирму, где встретился с президентом Тейном Сейном и лидером оппозиции Аун Сан Су Чжи, а также бывшими политзаключенными и многими другими активистами. Я пришел к убеждению, что Бирма является страной в развитии ‑ и двигающейся твердо в правильном направлении.

Все стороны признают, что эта большая и богатая природными ресурсами страна плохо управлялась слишком долгое время. Они также считают, что постепенный подход, основанный на примирении – это лучше, чем открытая борьба за власть, которая могла бы быстро привести к бедственному этническому аспекту. Этот консенсус будет оставаться надежным до тех пор, пока политическая реформа будет продолжаться, а экономический рост ‑ ускоряться. После такого длительного периода застоя люди хотят увидеть и почувствовать изменения к лучшему в своей жизни.

Все остальные должны быть конструктивными и творческими, а не директивными и привередливыми. Прежде всего, мы должны быть терпеливыми.

Приостановка санкций ЕС и общая готовность к конструктивному участию имеют смысл. Руководство Бирмы должно отреагировать освобождением всех политических заключенных и открытостью всего политического процесса. ЕС также должен обеспечить, чтобы помощь в целях развития (и процесс ее доставки) поддерживали плюрализм и примирение в интересах всех общин Бирмы честно и прозрачно.

Польша вносит свой непосредственный вклад, прежде всего, помогая высокопоставленным бирманским руководителям, лидерам оппозиции и представителям бизнеса понимать «технологии перехода» ‑ то есть, последовательность технических реформ, которые способствовали тому, что сегодня Польша стала одной из самых здоровых экономик Европы. Наши представители бизнеса пришли со мной, чтобы представить крупномасштабные инвестиционные проекты.

Пожалуй, самым обнадеживающим аспектом моего визита в Бирму было желание открыться и учиться у других стран, которые прошли болезненный переход от диктатуры к демократии. Один генерал спросил меня не для протокола: «Как вам удалось реализовать такие серьезные политические изменения без кровопролития?» Молодая женщина на нашем семинаре по вопросам демократии рассказала собравшимся журналистам и преподавателям: «Мы думали, что Бирма была единичным примером. Теперь мы видим, что страны, которые находятся далеко, имели очень похожий опыт. Мы чувствуем себя менее одинокими – у вас все получилось».

Учитывая этот дух ‑ и соответствующую иностранную помощь ‑ я уверен, что у Бирмы тоже все получится.

Hide Comments Hide Comments Read Comments (0)

Please login or register to post a comment

Featured