Friday, October 24, 2014
0

Насколько «питательны» ваши инвестиции?

Скандал разразился после публикации в 1906 году романа Эптона Синклера «Джунгли» ‑ бестселлера, который в деталях описал жизненный опыт семьи иммигрантов из Литвы, работающей на предприятии мясоконсервной промышленности Америки. Общественный отклик на описание в книге антисанитарных условий на предприятиях отрасли был таким сильным, что Конгресс Соединенных Штатов принял Закон о доброкачественности пищевых продуктов и медицинских препаратов – первый закон, в котором требовалось указывать содержимое на упаковках продуктов питания – в том же году.

К 1910 году, по утверждению газеты «Манчестер Гардиан», паника, вызванная книгой «Джунгли», распространилась на Соединенное Королевство, где ее подхватили «менее добросовестные газеты этой страны», с «клеветническими» и «надуманными» претензиями к пищевой промышленности. Это, возможно, было правдой, но следствием стало появление еще лучших законов о маркировке продуктов и в Великобритании.

Действительно, скандал привел в действие ряд законов в странах по всему миру, которые сегодня требуют, чтобы маркировка продуктов не ограничивалась только перечнем ингредиентов, а включала информацию о витаминах, минералах и калориях, которые содержат продукты. Эти этикетки, несомненно, полезны для потребителей, но маловероятно, что многие производители, если бы у них был выбор, стали бы их применять по собственной инициативе.

Вот каким образом часто осуществляется нормативный прогресс. История законодательных реформ является, по существу, «прерывистым равновесием», с продолжительными периодами времени, во время которых общественная апатия препятствует любому прогрессу, эти периоды прерываются скандалами, которые делают прогресс возможным. Укоренившиеся заинтересованные круги (компании по переработке продуктов питания, в случае с маркировкой продуктов питания) сопротивляются переменам, используя все свои лоббистские возможности, но общественное негодование слишком велико, и они не могут выиграть.

Нам остается надеяться на то, что подобные последствия возникнут после финансовых скандалов, которые произвели общественное негодование, аналогичное тому, которое возникло в пищевой отрасли в дни Эптона Синклера. Как и тогда, общественный гнев находится на таком уровне, что он может преодолеть попытки лоббирования укоренившихся заинтересованных кругов.

Действительно, область, которой нужен такой нормативный прогресс, осталась той же, просто переместилась с пищевых продуктов на финансовые продукты. Сегодня нам нужны законы, которые потребуют, чтобы поставщики финансовых продуктов обеспечивали важной информацией, которая нужна потребителям.

Это идея новой книги, написанной рабочей группой «Сквам Лейк», возглавляемой Кеннетом Френчем из Дартмунта и состоящей из 15 профессоров финансов и экономики, включая меня. Среди остальных предложений «Доклад Сквам Лейк: укрепление финансовой системы» рекомендует, чтобы инвестиционные продукты, такие как паевые инвестиционные фонды, включали стандартные описывающие «этикетки», аналогичные этикеткам на продуктах питания. Структура этикетки должна быть разработана комитетом ученых, инспекторов и руководителями отрасли с целью информировать потребителей инвестиционных продуктов и дать им возможность сравнивать.

Конечно, существующие нормативы требуют, чтобы значительное количество информации приоткрывалось в проспектах о финансовых продуктах. «Этикетка» будет сделана для тех, у кого меньше мотивации и/или кто не может читать эти проспекты.

Группа рекомендует, чтобы стандартное раскрытие информации предоставляло бы потребителю понятный расчет долгосрочного риска. Это может включать такие расчеты, как подверженность резким колебаниям в течение года десятилетних доходов с поправкой на инфляцию и диапазон реальных вознаграждений, которые можно получить, инвестируя в течение десяти лет, включая пятый, пятидесятый и девяносто пятый процентили.

Не все инвесторы смогут растолковать даже такие простые единицы измерения перспектив инвестирования. Но и не все потребители пищи могут интерпретировать количество питательных веществ, которое показано на ярлыках продуктов. Эти данные должны быть там, чтобы позволить тем людям, которые посмотрят на них, попытаться их интерпретировать и заставить их передавать информацию из уст в уста другим людям, с которыми они знакомы.

Однако стандартная «этикетка» не должна включать информацию о прошлых доходах от инвестиций. Это потому, что большинство инвесторов слишком остро реагируют на прошлые доходы, перемещая свои деньги в тщетной попытке направить их менеджерам, которые способны чувствовать рынок. Это требование аналогично требованию на этикетки продуктов питания, которые не позволяют заносить в список количество тех питательных веществ, которые не важны в обычных порционных объемах.

Более того, «Доклад Сквам Лейк» рекомендует, чтобы, когда реклама инвестиционного продукта сообщает прежний средний доход, она также включала утверждение неопределенности, ассоциируемой с этим доходом. Включение таких утверждений в «этикетку» аналогично требованию, когда этикетки продуктов питания содержат полный перечень пищевых веществ в порции, а не простой перечень веществ, которые производитель может попытаться добавить для того, чтобы рекламировать продукт.

Включение такой информации в финансовый продукт позволило бы значительно поднять эффективность и действенность наших финансовых продуктов при обслуживании потребностей клиентов. Единственная причина, по которой не требовалась такая маркировка, такая же, что и причина, по которой не требовалась маркировка на продуктах питания много лет назад. Общественное возмущение во время скандала привело тогда к прогрессивным переменам; мы должны надеяться, что это произойдет и сейчас.

Hide Comments Hide Comments Read Comments (0)

Please login or register to post a comment

Featured