Wednesday, April 16, 2014
Exit from comment view mode. Click to hide this space
4

Олланд или бунт?

ПАРИЖ. К лучшему или к худшему, сейчас Европа восстала против бюджетно-налогового договора, обрекающего страны-члены Европейского Союза на экономию без роста. Должно ли дело дойти до военного переворота, чтобы признать, что ситуация неприемлема? Или же выбор Франсуа Олланда в качестве президента Франции изменит бескомпромиссную позицию Германии?

Перспектива сокращения дефицита государственных бюджетов до менее 3% ВВП нереальна, как в Нидерландах, так и в Испании. Если ЕС не готов применить карательные меры сейчас, то ему придется дать этим странам дополнительную свободу ‑ помня о том, что европейская общественность, как правило, негативно реагирует каждый раз, когда с ней консультируются. В Греции последние выборы не привели к созданию правительства, и теперь необходимо проведение еще одного всенародного голосования в июне.

Ирландия, к счастью, вызывает меньше тревоги, но вероятность того, что бюджетный пакт будет принят в результате всенародного референдума, уменьшается. Конечно, удаление пункта о единогласном одобрении дает возможность избежать этого препятствия и  обеспечивает выполнение пакта. Но это ничего не решает, поскольку ни Франция, ни Италия не ратифицировали договор. Даже социал-демократы в Германии, поддержка которых нужна канцлеру Германии Ангеле Меркель для обеспечения ратификации в бундестаге, судя по всему, предоставляют ее лишь условно.

Германию обвиняют в монетаристском догматизме, а также в ответственности за усиление экономической асимметрии со своими соседями по еврозоне. Относительно хорошее экономическое здоровье позволяет ей финансировать свой долг по ставке ниже темпов инфляции, в то время как другие европейские государства финансируют свои долги по ставкам, превышающим инфляцию на три пункта.

С победой Олланда над Саркози у Меркель практически не осталось поддержки в еврозоне, кроме Финляндии. Тандем с Саркози был очень полезным для немцев в продвижении их взглядов, в то время как Саркози принял свою роль в «Меркози», чтобы сохранить ключевую роль Франции в урегулировании кризиса в Европе. С точки зрения формы, традиционно про-федералистская Германия, таким образом, пришла в соответствие с давними стремлениями Франции к Европе правительств. Но, по существу ‑ жесткая экономия против срочно необходимого экономического роста ‑ Франция проиграла.

Олланд намерен изменить курс. Он глубоко убежден в центральной роли для Европы франко-германских отношений. Тем не менее, он достаточно реалистичен, чтобы увидеть, что эти отношения довольно несбалансированы вследствие экономического спада во Франции и что утверждение Саркози предпочтений Германии не стоило того, чтобы быть в самом сердце этого решения.

Победа Олланда уже резко изменила европейскую политику. Почти все европейские правительства рассчитывают на него, чтобы изменить баланс сил. Редко выборы во Франции имели такой резонанс в Европе. Удастся ли ему это?

Четыре предложения, которые сделал Олланд, настолько согласованы, что Германии будет трудно выступить против них: использование неизрасходованных средств из структурных фондов ЕС, рекапитализация Европейского инвестиционного банка, создание проектных облигаций, а также налогообложение финансовых сделок. Примечательно, что два предложения, которые, предположительно, должны были вызвать сопротивление Германии – еврооблигации, чтобы объединить риск, и преобразование европейского механизма стабильности в банк, который смог бы брать в долг у Европейского центрального банка – были удалены из его проекта меморандума европейским лидерам.

Несмотря на серьезность ситуации, у Олланда есть три преимущества: чрезмерная строгость нереалистична, учитывая растущую социальную оппозицию; дефициты государственных бюджетов составляют лишь малую часть проблем Европы (и не обязательно являются источником кризиса); а за пределами Германии также возник сильный консенсус изменить тактику. Кроме того, в ходе предстоящего саммита «Большой восьмерки» Олланд воспользуется поддержкой Соединенных Штатов, которые опасаются, что дефляция в Европе замедлит восстановление их экономики.

Исторически Германия никогда не выигрывала от изоляции. Вероятно, именно на основе этого историко-политического аргумента Олланд сможет привести Германию к смене позиции.

Конечно, можно утверждать, что новый европейский консенсус весьма неоднозначен. Некоторые поддерживают стимулирование роста посредством инвестиционных проектов, в то время как другие подчеркивают важность структурных реформ. Кроме того, нет никакой гарантии, что предложения Олланда смогут быстро оживить умирающие экономики. Совершенно очевидно, что в такой стране, как Франция, сокращение государственных расходов ‑ особенно часто непродуктивных операционных расходов государства ‑ является необходимым условием для восстановления.

Тем не менее, проблемы Европы, по определению, не могут быть решены одновременно. И, что вовсе не является неоднозначным – это противодействие общества мерам жесткой экономии ‑ или, если на то пошло, растущее беспокойство финансовых рынков относительно того, что может пострадать долгосрочный экономический рост. Это редкий и мощный союз, который европейские политические лидеры игнорируют на свой страх и риск.

Exit from comment view mode. Click to hide this space
Hide Comments Hide Comments Read Comments (4)

Please login or register to post a comment

  1. CommentedPaul A. Myers

    Germany, the Netherlands, Austria, Denmark, Sweden, Poland, Czech Republic, the Baltic Republics are all going to grow faster than France, Italy, and Spain over time. Power is going to flow northeast.

    The insurrection is not sustainable.

  2. CommentedPaul A. Myers

    There are two types of growth. One comes from increasing demand by borrowing and spending money. This can be an excellent countercyclical tool. The other way is to encourage enterprises that earn profits to reinvest profits to meet increased future demand. This is the basis of sustainable economic growth.

    If you are spending short-term, but not reforming long-term, then sustainability, particularly at higher levels of employment, becomes problematic.

    If you liberalize, the first effect will probably be more unemployment. Then you need stimulus funds to get these people back to work. So stimulus money is simply stabilizing, not creating short-term growth.

    One can see that European governments are going to be reluctant to embark upon structural refomrs.

Featured