Monday, July 28, 2014
Exit from comment view mode. Click to hide this space
1

Восстановление больного человека Южной Азии

ЛАХОР. Пакистан одновременно переживает три переходных периода. От того, как они будут проходить, будет зависеть будущее не только Пакистана, но и большей части мусульманского мира, особенно по мере того, как силы Арабской весны меняют правительства на всем Ближнем Востоке.

Большинством мусульманских стран на протяжении десятилетий управляли автократы, которые либо прямо вышли из вооруженных сил, либо имели сильную поддержку «хаки». Так было в Египте, Ливии, Йемене, Сирии и, конечно, в Пакистане.

Арабская весна ослабила ту иллюзорную легитимность, которая была у этого стиля управления. Но в Пакистане делегитимация военного правления, в действительности, произошла три года назад, и давление в сторону перемен появилось из того же источника – беспокойного и мобилизованного нового среднего класса.

Несколько десятилетий назад американский политолог Сэмюэл Хантингтон утверждал, что экономическое процветание в развивающихся странах со слабыми государственными институтами не обязательно приведет к политической стабильности. Напротив, экономический рост в таких условиях может быть политически дестабилизирующим ‑ и часто таковым и является.

Так произошло в Турции и Пакистане в 1990-х и начале 2000-х годов, а затем и в большей части арабского мира. Рост устремлений арабской молодежи в Египте и Тунисе, колыбели Арабской весны, последовал за впечатляющим экономическим ростом, который так и не просочился вниз. И такие растущие ожидания были видны во всех крупных мусульманских странах.

Хантингтон предполагал, что когда молодые люди видят, как растут их экономики, они начинают требовать участия в принятии решений, затрагивающих все аспекты их жизни, а не только их экономическое благополучие. Военно-политические системы исключают такое участие, следовательно, за экономическим ростом вопрос демилитаризации политики стал боевым кличем во всех крупных мусульманских странах, управляемых военными, от Индонезии до побережья Средиземного моря. Даже Иран пострадал, в котором революционная гвардия контролирует примерно треть экономики, когда результаты президентских выборов в 2009 году вызвали большие антиправительственные акции в Тегеране и других крупных городах.

Но демилитаризация означает нечто большее, чем передача власти и политики от вооруженных сил избранному парламенту. В своей недавно вышедшей книге «Почему рушатся государства» экономисты Дарон Асемоглу (Daron Acemoglu) и Джеймс Робинсон предположили, что выборы ‑ даже те, которые были свободными и справедливыми ‑ не обязательно ведут общества от того, что они называют «добывающими» системами, к «инклюзивным» системам. Добыча богатств страны для использования элитой может произойти даже в демократических обществах, когда те, кто доминирует в политической системе, не испытывают ограничений, кроме периодических выборов.

В этот момент на сцену выходит необходимость создания институциональных механизмов сдержек и противовесов поведения элиты. Поиск таких механизмов является именно тем, что в настоящее время происходит в Пакистане.

В Пакистане общественное мнение вынудило дискредитированных военных уйти из власти, создавая политическое пространство для избранных представителей. Они взяли на себя управление (хотя и не армией), но не управляли с умом. В то время как их личное богатство увеличивалось, уровень жизни для всех остальных находился либо в стагнации, либо, как для низкодоходных групп населения, сократился. Таким образом, по мере того как Пакистан согласовывал свой политический переходный период, он переживал значительный экономический спад.

В результате судебные институты, средства массовой информации и многие организации гражданского общества сегодня пытаются не только удержать солдат в казармах, но также сдерживать хищное поведение политического истеблишмента.

Три судебных разбирательства в более напористом Верховном суде Пакистана обещают перевести страну от фазы демилитаризации к системе, в которой могут применяться значимые инструменты сдержек и противовесов к тем, кто обладает властью. Одно из них заключается в попытке заставить администрацию премьер-министра Юсуфа Раза Гилани возобновить разбирательство в швейцарском суде, который рассматривал обвинения в отмывании денег и злоупотреблении государственными средствами президентом Асифом Али Зардари. Разбирательства в Швейцарии были прекращены по просьбе правительства Пакистана, когда Зардари стал президентом.

Во втором случае Верховный Суд хочет, чтобы военные спецслужбы Пакистана отчитались за сотни, если не тысячи, пропавших без вести людей, которые были задержаны в рамках кампании по сдерживанию роста исламского экстремизма или подрыва сепаратистских устремлений в беспокойном Белуджистане.

Третье дело касается старых жалоб, сделанных одним из политиков десятилетия назад относительно «тройки» ‑ состоящей из президента, премьер-министра и начальника штаба армии – которая в то время управляла Пакистаном. Истец заявил, что значительные средства были направлены на поддержание кандидатов тройки во время всеобщих выборов 1990 года, на которых партия Наваза Шарифа одержала крупную победу над Народной партией Беназир Бхутто.

Наконец, Пакистан переживает переходный период, в котором власть переходит от центрального управ��ения к субнациональным правительствам. 18-я поправка к конституции, принятая в 2010 году, говорит именно об этом, но ее реализация затягивается партиями, которые предпочитают высоко централизованную политическую структуру.

Если трансформация политической системы Пакистана пройдет успешно, она может стать образцом для других мусульманских стран, которые пытаются перейти от добывающей системы к инклюзивной системе правления. Турция уже прошла некоторое расстояние по этому пути. Если и Пакистан сможет продвинуться в этом направлении, следует ожидать демилитаризации политики и в других странах исламского мира.

Exit from comment view mode. Click to hide this space
Hide Comments Hide Comments Read Comments (1)

Please login or register to post a comment

  1. CommentedLeo Arouet

    Una de las debilidades de los países en desarrollo es que éstos se enfrentan a graves situaciones cotidianas de corrupción. Si además sumamos los atentados contra los derechos humanos podremos reconocer fácilmente a los gobiernos autoritarios que gobiernan...

Featured